Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Книгу о гайдаре надо было выпуская в серии про преступников, а не ЖЗЛ

Заходила в книжный и увидела, что ЖЗЛ выпустили  книгу про Гайдара-убийцу миллионов.
Его надо было  выпускать в серии "Настоящие преступники"


Пожалуй ввиду ка я санкции ан покупку книг этого издательства.

Петр Толочко: «В ненависти к русским мы проклинаем и самих себя»- часть I


Это горькое признание я впервые услышала от выдающегося украинского ученого, археолога, историка, академика НАНУ в канун его юбилея. Телеканал «Интер» — единственный, кто к 80-летию Петра Толочко счел необходимым снять и показать в эфире фильм о человеке, чья судьба наглядно иллюстрирует смысл перефразированной библейской истины: «Нет пророка в своем Отечестве».

Власть никогда не жаловала его. За вольнодумство, отсутствие «политической озабоченности» и нежелание участвовать в строительстве национального мифа. За то, что, посвятив свою жизнь изучению истоков Киевской Руси и осмысливая их в фундаментальных научных трудах, он не пошел на поводу у тех, кто дерибанил по независимым углам былое восточнославянское единство, но встал на его защиту.

Сегодня, когда большинство его коллег предпочитают поиску истины интерполяцию современных политических дрязг в историческое прошлое, Петр Толочко продолжает по крупицам воссоздавать историю своего отечества — Древней Руси — без примесей и идеологических домыслов. Он не боится публично озвучивать крамольную мысль о том, что нет ничего обидного в происхождении топонима Украина — «окраина». Гораздо хуже, полагает ученый, превратиться в окраину духовную, оторвавшись от своих корней.

Я беседую с Петром Петровичем в его скромной, уютной от обилия книг «келье» — так он называет свой кабинет на Владимирской в старом здании с табличкой «Отдел археологии Киева». На мой вопрос, что дает ему смелость защищать историческую правду во времена, когда она воспринимается как сепаратизм, он отвечает словами своего учителя — известного ученого Бориса Александровича Рыбакова: «Мне поздно бояться, устраивают ли мои научные выводы кого-то или нет». Говорит об этом со спокойной уверенностью и доброжелательной улыбкой. Он так не похож на своих экзальтированных оппонентов, что я не могу не спросить:

— Петр Петрович, вы часом не благородных кровей будете? Что вам известно о своем генеалогическом древе?

— Древом своим мы немножко занимались когда-то с братьями. И накопали, что род наш по линии матери происходит из двух казацких ветвей. Прабабушка моя, урожденная Якименко, была переяславской дворянкой, которая имела земли в селе Пристромы, что недалеко от Переяслава-Хмельницкого, откуда я родом. А прадед носил фамилию Хмельницкий. Но я не возвожу себя к Богдану, как один из наших президентов — к Калнышевскому. По линии отца мы тоже из казаков. В казацких сотнях брат нашел две фамилии Толочко, и в селе нашем эта фамилия числится уже в XVII в. Но это обрывочные сведения. С собственной родословной у меня гораздо хуже, чем с родословной Украины.

Когда Пушкин становится врагом

— Хорошо, давайте перейдем к нашей общей родословной. Но сперва хочу узнать ваше мнение об инициативе перехода с кириллицы на латиницу, которую озвучил недавно министр Климкин. Если случится так, что инициативу подержат законодательно, какими будут последствия для страны?
Collapse )

Писатель Юрий Поляков: откуда в книжных магазинах столько «русофобской» литературы



Корреспондент «Аргументов недели» попросил писателя, лауреата Бунинской премии Юрия ПОЛЯКОВА прокомментировать скандал вокруг нового романа Г. Яхиной «Эшелон на Самарканд», который построен, как полагают, на плагиате, а именно – откровенных заимствованиях у самарского историка и блогера Григория Циденкова, специалиста по голоду 1920-х годов.

– Ну вот, опять! Неужели нечего у меня спросить о настоящих писателях? Ладно, поговорим… Для начала напомню: на мой взгляд, сочинения Яхиной никакого отношения к художественной литературе не имеют, о чём мне уже случалось говорить. Этого автора я отношу к категории ПИПов – персонифицированных издательских проектов, которые навязываются читателям, точно облигации госзайма в советские годы. Но даже «улыбчивые издательские проекты» при всей своей коммерческой простоте (а она, как известно, хуже воровства) не должны опускаться ниже уровня элементарных профессиональных навыков.

Кстати, слышал от знакомых редакторов, что первоначально «Зулейха...» по причине полной литературной беспомощности (над перлами и ляпами Яхиной не потешался, кажется, только Петросян) была отклонена издателями. Но вдруг за неё крупно «вписались» серьёзные казанские руководители, хотя, как известно, в богатой татарской литературе про те же времена написана мощная и честная проза, почему-то ещё не переведённая на русский язык. Насколько верны слухи о «казанском следе», не знаю, но очень похоже на правду, ведь в былые времена текст такого уровня, помесь недописанного киносценария с семейно-этнографическими заметками, аргументированно отверг бы любой внештатный рецензент, получив за это честные десять рублей. Но если бы главному редактору позвонили по «вертушке» из ЦК…

Тут надо добавить, что профессионализм в литературе – это не только владение словом, сюжетом, диалогом, чего у Яхиной нет в помине, это также и представления о внутрицеховой этике, где главная заповедь: не укради! Наше поколение учили, что цитаты надо «кавычить», что, заимствуя чьи-то идеи, мысли, повороты, соображения, находки, надо непременно указывать первоисточник, неважно – в сноске, предисловии или послесловии. Сошлюсь на собственный опыт. В романе «Любовь в эпоху перемен» я использовал спорную, но лихую гипотезу нижегородского краеведа Дмитрия Квашнина – о том, что на месте его родных земель некогда, в арийские времена, цвела развитая цивилизация, уничтоженная «русским потопом», кстати, приведшим к образованию Чёрного моря на месте пресного озера. В моём романе сходную теорию развивает вымышленный герой, живущий в придуманном городке Тихославле, но в сноске, конечно же, есть ссылка на Квашнина. Как же иначе?

Однако проблема не только в воровстве. Много лет назад мой литературный приятель, ружейный охотник по призванию, гордо объявил мне за рюмкой:

– Юра, сажусь за роман о Христе! Пора!

– Гигант! – восхитился я. – Это ж сколько надо всего прочитать – горы!

– Зачем? Я просмотрел статью у Брокгауза, вполне достаточно. Остальное – подскажет фантазия!

К чему я вспомнил эту анекдотическую историю? А вот к чему: согласитесь, писать о такой трагедии, как голод в Поволжье, опираясь (даже со ссылкой) на блогерские заметки историка, пусть и профессионально занимающегося этой темой, – занятие, по крайней мере, легкомысленное, а если говорить по совести – кощунственное. Чтобы изобразить прошлое, его надо знать. Банально? Да как сказать… Любое событие можно сравнить с лесковской подкованной блохой: чем мощнее увеличительное стекло знаний, тем больше видишь мелких деталей, а по сути, причинно-следственных подробностей, определяющих эпоху. Например, анализируя истоки голодомора на Украине, специалисты обнаружили интересную закономерность: в тех районах, где от бескормицы погибло больше всего людей, руководящую «головку» составляли, по странному стечению обстоятельств, чаще всего бывшие петлюровцы, «переобувшиеся в воздухе» и сделавшие карьеру в УССР, охваченной лютой «коренизацией». Вот оно ведь как было!

В книгах, подобных «Зулейхе…», «Обители» или «Авиатору», мы имеем дело не с художественной реконструкцией прошлого, не с исторической романистикой, а со злобными, безответственными или в лучшем случае неряшливыми фэнтези по мотивам событий отечественной истории. А у фэнтези, согласитесь, совсем другие жанровые законы: «…И поскакал Евросвет в Черноград, чтобы одолеть подлого Злобоеда, вызволить из темницы красавицу Трансгендуру и принести свободу раборусам…»
Collapse )

Мицкевич умер в Константинополе, собирая польский легион против России в Крымскую войну

Любимый Мицкевич.  И вот тебе на. Турция позвала, поляки побежали. 

Осенью 1855 года Мицкевич находился в турецком Стамбуле, где организовал польское подразделение, которое должно было сражаться в Крымской войне против России на стороне Турции. Поэт много работал, мало ел, но на здоровье не жаловался. Вместе со своим другом Арманом Леви он также приступил к организации еврейского легиона. Неожиданно 26 ноября он заболел и вечером того же дня скончался.
Днем привезли врача, который наложил горчичники. Но состояние больного резко ухудшилось, начались судороги. Около 19 часов пришел священник, но умирающий терял сознание. Последние слова, которые он сказал Беднарчику, были: «Просто скажи детям, пусть они любят друг друга. Всегда".

В свидетельстве о смерти, выданном местным врачом Яном Гембицким, причиной смерти упоминается кровоизлияние в мозг. Это всегда считалось уловкой - если бы врач написал, что поэта убила холера, перевезти тело во Францию ​​было бы невозможно. Информацию о том, что Мицкевич умер от холеры, распространил Хенрик Служальский, тогдашний сын поэта, Владислав, который таким образом хотел отмежеваться от слухов об отравлении своего отца.
Далее: https://wpolityce.pl/historia/368888-162-lata-temu-zmarl-adam-mickiewicz-przyczyny-jego-smierci-do-dzis-pozostaja-owiane-tajemnica
Collapse )

Эксперт рассказал о моде на фейки о ЧВК «Вагнер»

Латвийское издание «Медуза» выпустило очередной провокационный материал о российских добровольцах. Писатель и военный эксперт Алексей Суконкин прокомментировал обилие фейков о российских ЧВК в либеральных СМИ.

Интервью с рассказом якобы сотрудника ЧВК «Вагнер» появилось на сайте «Медузы», известного либеральной направленностью. Человек, представившийся Маратом Габидуллиным, продублировал уже известные и развенчанные фейки.

Мода на ЧВК

По мнению писателя Алексея Суконкина, в публикациях такого рода нет ничего нового, поскольку тема ЧВК окутана завесой тайны, поэтому почти вся информация воспринимается за чистую монету. И, само собой, это привлекает нечистоплотных журналистов, гонящихся за сенсацией.

«Тема ЧВК вообще ныне модная - и говорить о частной армии можно бесконечно, в основном потому, что организация по сути своей старается никого не допускать в секреты. А там, где что-то скрыто завесой тайны, мгновенно появляются домыслы и откровенные фантазии, которые разлетаются по Интернету с космической скоростью», – объяснил эксперт.
Collapse )

Байрона тоже был признан бенефициаром рабства из-за участия его прадеда и дяди в торговле людьми



Лорд Байрон, умерший в 1824 году, был признан бенефициаром рабства из-за участия его прадеда и дяди в торговле людьми.

Поэт-романтик лорд Байрон был добавлен в этот список, потому что его прадед был купцом, владевшим поместьем на Гренаде.

Его дядя по браку также владел плантацией на Сент-Китсе.

У Джорджа Оруэлла, родившегося в Индии Эрика Блэра, был прадед, который был богатым рабовладельцем на Ямайке.

Недавно сообщалось, что Британская библиотека также «проверяла» свои рукописи сэра Ганса Слоана после того, как активисты нацелились на одну из множества достопримечательностей Лондона, включая знаменитую Слоун-сквер, названную в честь доктора-первооткрывателя.
Collapse )

Бывшая соратница Петра Павленского Оксана Шалыгина написала книгу «По лицу он меня не бил»


Ещё одно интервью жертвы и соратницы павленского.

Бывшая соратница Петра Павленского Оксана Шалыгина написала книгу «По лицу он меня не бил», в которой впервые говорит о никому неизвестной стороне своей жизни с художником-акционистом. В интервью RFI Оксана рассказывает о том, как в течение долгих лет терпела побои и изнасилования, пытаясь заслужить уважение Павленского. И как сегодня, спустя два года после расставания, возвращается к жизни и становится собой.

Все годы, пока вы были вместе, вас с Петром Павленским воспринимали как двух соратников, близких по духу людей, одинаково жестких и жестоких. Твоя книга полностью переворачивает представление о вашей паре и о том, кем на самом деле был в ней каждый из вас. Почему ты решила написать эту книгу?

Оксана Шалыгина: В публичном пространстве мы таковыми и были. Все это время я стремилась быть ему равной. Быть достойной его. Этого так и не произошло. Он так меня и не зауважал, что бы я ни делала.

Эта книга — процесс осознания того, что что-то было не так. Процесс выхода из тумана на чистый свет. Когда иллюзии уходят, и ты видишь реальность такой, какая она есть. Признаешь ее и признаешься в ней себе. И вытаскиваешь из себя на свет самые страшные воспоминания, которых, как оказалось, было очень много. Для меня это была попытка осветить все то, что для меня было в тумане все эти годы, и рассказать об этом от моего лица. Честно. Признавая, что я тоже не белая и пушистая. Честно описывая себя, честно описывая его. Все эти годы говорил он. А я была в тени, была его руками, ногами, поддержкой, тем, что его питало все это время, но в обратную сторону ничего этого не получала. В книге я описываю то, что было.

В книге ты рассказываешь о насилии, которое он совершал по отношению к тебе в течение всех этих лет, твоем бесконечном чувстве вины перед ним и твоих попытках стать ему равной и добиться уважения. Когда это началось? Когда ты начала доказывать ему, что ты его достойна? Было ли это с самого начала?
Collapse )

Средняя продолжительность предстоящей жизни российских мужчин, родившихся в 1950-2000 годах

Средняя продолжительность предстоящей жизни российских мужчин, родившихся в 1950-2000 годах

 ВЫходит что средний возраст на тот момент был  -  62,41 года. Так что на пенсии людям предстоит прожить - 2,4 года. Это книга правда - "Долгое время " Гайдара, но очень похоже всё

Лидия Шундалова: Быль Серебряного века. Любовь и Смерть. О Марии Картавцевой (Крестовской)


Репин И. Е. Крестовская Мария Всеволодовна (в замужестве Крестовская-Картавцева; 1862–1910) — писательница

Продолжение рассказа об удивительной и трагичной судьбе Марии Картавцевой (Крестовской), русской писательницы и актрисы Серебряного века. ( Начало - http://news.ap-pa.ru/news/i6741-lidiya-shundalova-byl-serebryanogo-veka-lyubov.html )


Грезы и жизнь

Финской Ривьерой раньше называлась местность, вытянутая от Териоки (Зеленогорска) вдоль бывшей шведской королевской дороги в направлении Койвисто (Приморска) примерно до Сейвястё (нынешних Озерков).

Если бы мы заглянули сюда в начале XX века, то поразились бы обилию дач, усадебных домов среди соснового леса и раскиданных тут и там небольших финских поселений.

И ведь почти каждое такое строение связано с известными персонажами русской истории. Нелепый «Аванс» - Леонида Андреева на Черной речке в Ваммельсуу, построенный на аванс, данный за его очередное творение, «Тихий берег» Бехтерева, старательно отреставрированный в наши дни его потомками и руководством носящего его имя психоневрологического института, усадьба генерала Куропаткина…

Список можно продолжать до бесконечности, отметился даже Ленин, снявший некогда дачу у Книповичей недалеко от Сейвястё. Так что Картавцев, купивший 65 гектаров земли в финских Метсякюлях, был не одинок в своих предпочтениях.

Да и супруге его, прекрасной Марии, было с кем проводить свободное время – благо и именитые соседи под боком, да и Териоки – любимое место отдыха столичной интеллигенции – сравнительно недалеко.

Collapse )