adamashek (adamashek) wrote,
adamashek
adamashek

Categories:

Военное детство узников финских концлагерей. Девочка с фотографии

Попалась мне старая статья от 2004 года, но мне она показалась важной. Привожу её полностью, а то интернет периодически что-то теряет. "Семейный ковчег" апрель 2004. http://gov.karelia.ru/Karelia/1174/sk.pdf

Военное детство нынче не в цене ...Марья-Леена Миккола, финская переводчица, зани- мавшаяся Пастернаком и Мандельштамом, впервые ока- залась в Заонежье, в общем-то, случайно. Но когда выяс- нилось, что в доме, в котором она жила, раньше был фин- ский концлагерь, равнодушной остаться не смогла. Стала искать людей, которые могли об этом рассказать, собира- ла интервью с бывшими узниками, делала фотографии. Результатом многочисленных поездок в Карелию стала книга «Утраченное детство – в плену у финских оккупантов 1941—1944». Как говорит Марья-Леена, эта книга написа- на для финнов, особенно для молодежи, которая мало знает об этой войне. В Финляндии сейчас очень не любят произносить слово «фашизм», хотя глупо пытаться вычерк- нуть эту страницу из истории страны.


На обложке ее книги – снимок, ко- торый обошел весь мир. 29 июня 1944 года, на следующий день после освобождения Петрозаводска, в город приехала Галина Захаровна Санько, военный корреспондент. Хотя город уже освободили, многие заключенные концлагерей продолжали оставаться в лагерных бараках, потому что идти им было просто некуда. В 6-м лагере, на Перевалке, Галина Санько сняла детей за колючей проволокой. Снимок получил золотую медаль на международной выставке «Интер-пресс-фото» в 1966 году, печатался в «Огоньке», «Советском фото», чуть ли не во всех газетах страны, в Болгарии, Германии. Висел – на всю стену – в Музее войны в Киеве, Музее Победы в Германии. В Карелии фотография была опубликована в «Ленинской правде» в 1966 году, она сопровождалась просьбой откликнуться тех, кто узнает себя на фотографии. Одной из первых в редакцию написала Клавдия Александровна Нюппиева, которая стоит в правом нижнем углу; рядом ее сестры Мария, Антонина и Женя. В 1989 году Клавдия Александровна стала первым председателем Карельского союза ма- лолетних узников концлагерей. Судьба сестер была для того времени трагически обычной. Семья жила в деревне Рим. Мама была дочерью дьякона, отец – коммунистом.

С начала войны он воевал сначала в Пряжинском истребительном батальоне, потом на Ленинградском фронте, в декабре 1944 года пропал без вести. В 1941 году финны оккупировали Заонежье. Через несколько дней мать с шестью дочерьми, без вещей и продуктов, погрузили на подводу и вывезли в д. Терехово, что в 50 кило- метрах от дома. Поместили в нежилой дом с выбитыми окнами, без дров. На следующий день мать вернулась в свою деревню, привела корову. Есть было не чего, корову пришлось зарезать. Финны, узнав об этом, забрали мясо, мать увели в комендатуру, где солдаты, пугая, стреляли очередями в подвал, где она сидела. Всю семью в наказание на месяц лишили продуктовых карточек. Дети собирали из-под снега капустные листья, от голода не могли ходить. Старшая сестра, 14-летняя Мария, смогла устроиться на лесозаготовки, чтобы получать паек. Кое-как дожили до весны. Об отце известий не было. У матери на почве всех этих бед случилось тихое помешательство. Ее забрали в больницу в Великую Губу, а шесть сестер, в возрасте от 14 лет до полугода, перевезли в Петрозаводск, в 6-й концентрационный лагерь. Через несколько лет мать умерла в психиатрической больнице... В 1944 году, после освобождения, была полная безысходность: есть было нечего, идти некуда. Мария с Антониной пошли в армию, уехали на Дальний Восток, на войну с Японией. Оставшиеся сестры ходили по улицам, не знали куда деваться. Случайно прочитали объявление детприемника, пришли туда, их распределили по детским домам. Согласитесь, такую судьбу легкой не назовешь, и последствий такое детство оставляет немногим меньше, чем пребывание на фронте. В 1981 году с этим согласилось правительство страны: Совет Министров СССР принял постановление, по которому льготы инвалидов войны распространялись на бывших узников концлагерей, имеющих инвалидность, и льготы участников войны – на бывших узников, не имеющих инвалидности. Бесплатный проезд в городском транспорте, скидка 50% на оплату коммунальных услуг, внеочередное выделение путевок – все это более чем актуально для немолодых уже людей, ведь большинство из них голодное военное детство наградило букетом болезней. Затем в 1992 году был издан президентский указ, где было уточнено, что льготы участников войны предоставляются узникам концлагерей и людям, находившимся в местах принудительного содержания на территории Германии и стран союзников Германии. Таким образом, под действие этого указа попали и заключенные финских лагерей. В федеральном указе о ветеранах 1995 года бывшие узники не упоминаются. Однако, как разъяснили в Мини- стерстве соцзащиты РФ, произошло это только потому, что указа 1992 года, где прописаны все права бывших узни- ков, никто не отменял, он по-прежне- му остается в силе. Казалось бы, все ясно и понятно. Однако Министерство труда и социального развития РК пред- почло трактовать законы так, как ему удобнее. Живущие в Карелии бывшие узники концлагерей лишаются многих льгот. Как рассказала Клавдия Александ- ровна, с 2000 года им не выделили ни одной путевки в санаторий; часто, ис- пользуя юридическую неграмотность стариков, отказывают в льготах на коммунальные услуги проживающим с ними членам семьи. У 100 человек, за которыми много лет назад это же самое министерство признало право считать- ся бывшими узниками концлагерей, вдруг изъяли удостоверения. Старые больные люди были вынуждены ходить по судам. Когда двое из них решили подать иски в Страсбургский суд, надзирающая за исполнением законов в Прокуратуре РК Р. Ильина решила, что эту проблему вполне можно ре- шить, не доводя дело до суда. Подтвердив их права, она отправила в Министерство труда и социального развития требование вернуть удостоверения. Доверчивые люди пришли на назначенную встречу. Однако Н. Медведева, начальник отдела, занимающегося инвалидами и ветеранами, объявила собравшимся, что она никаких удостоверений никому в этот день не вернет, и предложила прийти через неделю. Через неделю история повторилась. Возникает впечатление, что министерству, которое должно защищать интересы ветеранов, доставляет удовольствие издеваться над людьми, гоняя их взад-вперед. Всего в годы войны на территории Карелии через лагеря прошло около 35 тысяч человек, сейчас из них живы всего лишь шестая часть. Это и малолетние узники лагерей в Петрозаводске, и те, кто оказался в военные годы в рабочих лагерях Заонежья – валил лес, строил дороги, был занят на сельхозработах. Не так давно страна отмечала 60-летие снятия блокады, поздравляла и чествовала блокадников. Петрозаводск не был исключением: в филармонии прошел праздничный вечер, ветеранам дарили подарки... В этом году исполняется 60 лет освобождения Карелии. Неужели мы даже в этот год не вспомним о тех, кто провел годы за колючей проволокой на карельской земле? Анастасия ПОЗДЕЕВА
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments