adamashek (adamashek) wrote,
adamashek
adamashek

Category:

Ф.Т. Фомин -Империалистическая агрессия против Польши в 1939 г. Глава пятая. Часть II

18 августа французский посол Кулондр сообщил в Париж, что, по его наблюдениям, никто в Берлине не верит в вооружённое вмешательство Великобритании на стороне Польши.
«Почему Англия будет бороться из-за какого-то Данцига после того, как она позволила Германии захватить Австрию, Судетскую область, всю Чехословакию и Мемель» («Gelbbuch» № 204),— спрашивал один из фашистских главарей у сотрудника французского посольства, с которым он беседовал.
Когда Чемберлен узнал, что в Москве должно состояться подписание германо-советского соглашения о ненападении, он, стремясь сорвать его, направил 22 августа Гендерсону для передачи Гитлеру письмо, в котором писал о готовности английского правительства взять на себя посредничество в германо-польском конфликте. Имея в виду тайные англо-германские переговоры, английский премьер-министр писал, что Англия готова обсудить «широкие проблемы, связанные с будущностью международных отношений, в которых заинтересованы как мы, так и вы» («Deutsches Weißbuch» № 2, док. № 454).
Предложенная Чемберленом процедура разрешения напряжённых польско-германских отношений напоминала как по форме, так и по существу подготовку нового Мюнхена, на сей раз за счёт Польши. Ценой предательства Польши клика Чемберлена хотела купить соглашение с правителями фашистской Германии и их обещание не заключать договора с СССР, хотела столкнуть на полях Польши Германию и СССР.
В этом направлении действовали и французские мюнхенцы, также стремившиеся столкнуть фашистскую Германию с Советским Союзом. Сразу же после получения, сообщения о поездке Риббентропа в Москву (22 августа) состоялось заседание Совета министров Франции, а 23 августа — Национального комитета обороны. На этих заседаниях министр иностранных дел Боннэ предлагал отказаться от франко-польского союза и выдать Польшу Германии в качестве платы за отказ германского правительства от заключения договора с СССР. Этим Боннэ и другие мюнхенцы желали открыть немецким фашистам дорогу к советской границе, надеясь, что на польской земле произойдёт столкновение гитлеровской Германии с Советским Союзом. Боннэ пытался доказать, что в случае нападения Германии на Польшу Франция не сможет автоматически, во исполнение франко-польского союзного договора, объявить войну Германии, и требовал решения французского парламента о том, что объявление войны Германии может последовать только по специальиому решению парламента («Deutsches Weißbuch» № 2, док. № 464). Боннэ предлагал эту процедуру, рассчитывая, что тем временем гитлеровская Германия разгромит Польшу и окажется на границе СССР. Французские мюнхенцы стремились использовать любую возможность для провоцирования войны между фашистской Германией и СССР.
25 августа Гитлер ответил английскому послу Гендерсону, что согласен подписать соглашение с Англией после разрешения «польского вопроса», т. е. после того как Англия выдаст Польшу на растерзание фашистской Германии. В этот же день Гитлер подписал приказ о вооружённом нападении на Польшу.
26 августа Гендерсон вылетел в Лондон. 28 августа он вернулся в Германию с ответом английского правительства на предложение Гитлера и был принят им.
В ответе Чемберлена говорилось, что правительство Англии согласно на заключение германо-польского соглашения. Английские мюнхенцы заявляли, что базой такого соглашения должно быть «сохранение жизненных интересов Польши и международная гарантия этого соглашения»( «Deutsches Weißbuch» № 2, док. № 464). В ответе английского правительства не говорилось, какую часть территории Польши оно подразумевало под «жизненными интересами» этой страны. Как видно из позднейших переговоров, в результате такого соглашения от Польши были бы отторгнуты Силезия, Поморье и другие жизненно важные для неё территории, без которых она не могла бы существовать как дееспособный государственный организм. Правительство Великобритании соглашалось принять участие в «гарантии» новых границ урезанной, обескровленной Польши. В английской ноте отмечалось, что правительство Великобритании получило от польского правительства согласие на переговоры. «Если бы эти переговоры привели к соглашению, — говорилось в английской ноте, — на что рассчитывает правительство Великобритании, то был бы открыт путь к широкому соглашению между Германией и Англией» («Deutsches Weißbuch» № 2, док. № 464).
Условием такого соглашения правительство Великобритании ставило предварительное заключение широкого англо-германского договора, т. е. оно хотело получить гарантию, что после расправы с Польшей Гитлер не повернёт на Запад, а порвёт германо-советский договор о ненападении и начнёт войну против Советского Союза.
29 августа Гендерсон посетил Гитлера, который передал английскому послу ответную ноту правительства фашистской Германии. Эта нота напоминала диктат побеждённой стране. Правительство фашистской Германии в наглой форме требовало передачи Данцига и коридора Германии, благоприятного для гитлеровцев разрешения вопроса о немецком национальном меньшинстве в Польше. Для того чтобы продиктовать Польше свои условия, Гитлер ультимативно требовал, чтобы польское правительство прислало в Берлин делегата с неограниченными полномочиями. Срок прибытия этого уполномоченного был назначен на 30 августа 1939 г. Гитлер требовал Данциг, коридор, Верхнюю Силезию, «а остаток Польши,— нагло говорилось в ноте,— едва ли можно будет рассматривать как самостоятельное государство» («Deutsches Weißbuch» № 2, док. № 464).
Таким образом, гитлеровское правительство добивалось ликвидации польского государства.
Этот ультиматум, требовавший полной капитуляции Польши перед фашистской Германией, был вручён Гендерсону 29 августа в 7 часов 15 минут вечера. Английский посол должен был направить его вначале в Лондон, затем с английскими комментариями и советами ультиматум должен был быть передан в Варшаву. Польское правительство должно было снабдить своего посла в Берлине чрезвычайными полномочиями на ведение переговоров, решавших судьбу Польши, или прислать в Берлин специального уполномоченного. На все эти процедуры правительство фашистской Германии давало 24 часа. Совершенно ясно, что гитлеровцы не хотели получить удовлетворительный ответ и предприняли этот шаг, чтобы иметь предлог для развязывания войны против Польши. Правящие круги Англии знали это и тем не менее всё ещё не хотели упустить ни одного шанса для сговора с гитлеровской кликой за счёт Польши.
На Нюрнбергеком судебном процессе над главными немецкими военными преступниками выяснилось, что правящими кругами Англии с целью достижения соглашения с гитлеровской Германией была предпринята параллельно с упомянутыми переговорами ещё одна попытка. В целях достижения такого соглашения было использовано посредничество крупного шведского промышленника инженера Далеруса. Далсрус жил 12 лет в Англии, был в близких отношениях с рядом лиц из империалистической клики, направлявшей внешнюю политику Англии. Далерус был в родственных отношениях с Герингом (по его первой жене) и близко знаком с другими главарями фашистской Германии.
Ещё 6 июля 1939 г. Далерус по прямому поручению влиятельных представителей английского империализма встретился с Герингом и получил от него согласие на неофициальную встречу представителей английского и германского правительств. 19 июля Далерус прибыл в Лондон для переговоров о подготовке такой встречи и на следующий день имел беседу с лордом Галифаксом. Встреча группы английских монополистов с представителями гитлеровского правительства состоялась 7 августа 1939 г. в Шлезвиг-Гольштейне, близ датской границы, в замке жены Далеруса. Присутствовало семь представителей английской промышленности (судостроительной, металлургической и электротехнической), а с германской стороны — Геринг, генерал Боденшатц и Шютль. Это сборище заговорщиков против мира обсуждало вопрос о подготовке англо-германской антисоветской сделки и о выдаче Польши фашистской Гсрмании. На Нюрнбергском процессе по этому поводу Геринг говорил, что «речь шла об изыскании мирного разрешения вопроса по методу Мюнхена»( «Novi drogi» № 1, 1947 г., стр. 47).
Заговорщики против мира договорились о том, чтобы как можно быстрее подготовить конференцию четырёх государств (Англии, Франции, Италии, Германии). Состав участников предполагавшейся конференции показывал её цели. Она была направлена на достижение тех же антисоветских планов, которые в течение многих лет вынашивали немецкие, английские, французские, американские и иные провокаторы войны против СССР.
24 августа Геринг поручил Далерусу выехать в Лондон и передать Галифаксу, что правители гитлеровской Германии согласны на заключение соглашения с правительством Англии. 25 августа, в тот день, когда главарь фашистской клики Гитлер разговаривал с английским послом Гендерсоном, в тот самый день, когда Гитлер отдал приказ о нападении на Польшу, Далерус прибыл в Лондон и встретился с министром иностранных дел Галифаксом. При содействии английского министра он разговаривал по телефону с Герингом, который поручил ему способствовать созыву англо-германской конференции. В ответ на это предложение английский министр иностранных дел после согласования с Чемберленом направил через Далеруса письмо Герингу, в котором гово-рилось о стремлении правительства Англии достичь соглашения на широкой основе с правительством фашистской Германии. В ночь с 26 на 27 августа Далерус прибыл в Германию и передал Герингу письмо английского мйнистра иностранных дел. Утром 27 августа Далерус был принят Гитлером и в присутствии Геринга имел с ним беседу. Гитлер поручил Далерусу передать правительству Англии предложения, в основном совпадающие с теми, которые 25 августа были сделаны Гендерсону. Сразу же после встречи с главарями немецко-фашистской клики Далерус вылетел в Лондон и был принят Чемберленом, Галифаксом, Г. Вильсоном, А. Кадоганом.
С 27 по 30 августа Далерус неоднократно совершал турне из Берлина в Лондон и обратно, служа посредником между Гитлером и Герингом, с одной стороны, Чемберленом, Кадоганом, Вильсоном — с другой. 31 августа после получения от Геринга последних германских предложений Польше Далерус вместе с сотрудником английского посольства Форбсом посетил польское посольство в Берлине и оказывал давление на Липского с целью добиться капитуляции Польши.
После того как Гитлер 31 августа 1939 г. отдал последний приказ о нападении на Польшу, Геринг использовал миссию Далеруса для маскировки планов фашистской Германии. В этот день у Геринга происходила встреча Гендерсона с Риббентропом, при которой присутствовали также Форбс и Далерус. Опять была достигнута договорённость о созыве в спешном порядке в Голландии совещания представителей правительств Англии и Германии для рассмотрения ряда вопросов.
1 сентября 1939 г., когда немецко-фашистские войска уже вторглись на территорию Польши, Геринг поручил Далерусу позвонить в Лондон и сообщить, что Польша напала на Германию. 3 сентября 1939 г., в день официального вступления Англии в войну, Гитлер и Геринг поручили Далерусу поехать в Лондон для новых переговоров об англо-германском антисоветском соглашении. Но эта поездка не состоялась.
Англо-германские тайные переговоры, осуществлявшиеся через посредство Далеруса, являлись с английской стороны одной из попыток продолжения мюнхенской политики, рассчитанной на англо-германский антисоветский сговор. Английское правительство в этих переговорах стремилось к заключению широкого соглашения с правителями фашистской Германии, принося в жертву гитлеровцам польский народ. Главари фашистской Германии в свою очередь использовали переговоры, которые они вели при посредстве Далеруса для маскировки своих агрессивных действий.
Наряду с этим со стороны правительства Великобритании предпринимались и другие попытки достигнуть сделки с главарями фашистской Германии. В середине августа 1939 г. в прессе сообщалось, что верховный комиссар Лиги наций в Данциге Буркхардт по поручению английского правительства выезжал в Берхтесгаден к Гитлеру, приславшему за ним специальный самолёт. Буркхардт по возвращении из Германии в Данциг соби-рался выехать в Лондон, однако' эти переговоры при по-мощи Буркхардта с гитлеровцами были разоблачены английской демократической печатыо; в Англии поднялась волна протеста против предполагавшегося приезда Буркхардта в Лондон. Буркхардт был предупреждён из Лондона о нежелательности его поездки, и он выступил с лживым заявлением, что «не был связан» с английским правительством и «не намеревался выезжать в Лондон» («Robotnik», 17 августа 1939 г.).
Примерно в то же время газета английской компартии «Дейли уоркер» разоблачила ещё одну попытку британского правительства заключить сделку с правящей кликой фашистской Германии за счёт Польши. В первых числах августа 1939 г., в момент острого польско-данцигского конфликта, в Данциг из Англии при содействии английского правительства Чемберлена была направлена специальная так называемая экономическая миссия во главе с профессором Райли. В её состав входило 10 «экспертов». Основной целью этой миссии, как сообщила «Дейли уоркер», являлось «исследовать, действительно ли Данциг имеет существенное значение для польской экономической жизни»( «Правда», 21 августа 1939 г.), т. е. способствовать присоединению Данцига к фашистской Германии.
Профессор Райли перед отъездом из Лондона заявил, что Англия не убеждена в жизненном значении Данцига для Польши. Газета отмечала, что миссия профессора Райли в Польшу является вторым изданием пресловутой миссии Ренсимена в Чехословакию и её назначение — сыграть такую же коварную роль в Данциге в 1939 г., какую сыграла миссия Ренсимена в Праге в 1938 г., т. е, ускорить капитуляцию Польши перед фашистской Германией.
С той же целью — поддержать агрессивные требования фашистской Германии — летом 1939 г. в Европу был послан злейший враг Советского Союза, член конгресса США Гамильтон Фиш.
Фиш являлся одним из лидеров американских изоляционистов и находился в тесной связи с американскими фашистами. В Европе он совещался с Жоржем Боннэ и Галифаксом. Затем на специально присланном за ним Гитлером самолёте он выезжал в Зальцбург, где имел беседу с Гитлером и Риббентропом, которых он убеждал, что в случае германской агрессии против Польши «Америка будет сохранять нейтралитет» («New York Times», 16 августа 1939 г.) .
15 августа 1939 г., после встречи с главарями фашистской Германии, Гамильтон Фиш открыто заявил, что его основной идеей является «созыв конференции министров иностранных дел Германии, Италии, Франции, Великобритании «для изыскания выхода»» («New York Times», 16 августа 1939 г.). Таким выходом представители Уолл-стрита, так же как и английские и французские мюнхенцы, считали выдачу Польши гитлеровцам за обязательство начать агрессивную войну против Советского Союза.
Приведённые факты свидетельствуют, что правящие круги Англии, Франции и США активно искали путей для сговора с фашистским агрессором, стремясь использовать Польшу в качестве разменной монеты в своей коварной империалистической, антисоветской игре. Однако американским и англо-французским империалистам не удалось договориться с германскими империалистами. Сделка не состоялась: этому помешало наличие острейших противоречий между двумя группами империалистических держав. Борьба этих групп за рынки сбыта, за мировое господство явилась причиной неудачи планов антисоветского сговора и привела к войне между двумя группировками капиталистических стран. Противоречия между капиталистическими странами оказались сильнее всех попыток направить гитлеровскую Германию против Советского Союза.
Накануне второй мировой войны с особой выразительностью проявилась роль буржуазно-помещичьей Польши как игрального мяча в руках империалистических держав. Судьба Польши решалась в Берлине, Париже, Лондоне, Вашингтоне. Дипломатические представители Англии, Франции и США являлись"фактическими хозяевами в Варшаве и диктовали свою волю польской правящей клике, которая, предав коренные интересы народа, нации, страны, раболепно выполняла их указания.
Особенно усилился нажим правящих кругов Англии, Франции и США на Польшу после срыва ими англо-франко-советских переговоров. 24 августа 1939 г. мюнхенец Боннэ в демарше польскому правительству потребовал, чтобы оно воздержалось от применения вооружённых сил в случае, если данцигский сенат провозгласит присоединение города к Германии; польское правительство в таком случае должно было действовать только дипломатическими средствами. В телеграмме Ноэлю Боннэ писал: «Французское правительство настойчиво рекомендует польскому правительству отказаться от всякого военного сопротивления и отвечать только дипломатическими средствами»( G. Воппеt, цит. соч., стр. 317; см. также «Gelbbuch», док. № 222.). Ещё до получения телеграммы Боннэ английский и французский представители в Варшаве — Кеннард и Ноэль — сделали 24 августа подобного рода заявление Арцишевскому и дважды были у Бека. Ставленник санации Бек соглашался с советами французского и английского правительств. 26 августа руководитель французской военной миссии в Варшаве генерал Ферри и посол Ноэль посетили маршала Рыдз-Смиглы и рекомендовали ему дать приказ войскам, чтобы в случае германских провокаций они избегали применять оружие в качестве ответной меры. 25 августа заместитель польского министра иностранных дел граф Шембек по поручению правящей верхушки ещё раз заверил французского и английского послов, что польское правительство принимает советы своих союзников и не поставит их перед совершившимся фактом, а будет консультироваться с ними перед принятием решения.
Американская дипломатия также приняла активное участие в подготовке нового преступного империалисти-ческого сговора и предательства Польши. *
Правительство Соединённых Штатов внимательно следило за развитием событий в Европе и всемерно поощряло гитлеровских агрессоров. Американские послы во Франции и Англии — Буллит и Кеннеди — непрерывно информировали государственного секретаря США Хэлла и президента Рузвельта о развитии событий в Европе, имели частые встречи с британскими и французскими министрами, принимали активное участие в происходивших дипломатических переговорах и, выполняя волю своих империалистических хозяев, поощряли гитлеровскую агрессию.
В этом же направлении продолжало действовать и английское правительство.
25 августа было, наконец, заключено «Англо-польское соглашение о взаимопомощи». Этот запоздалый акт состоялся через 5 месяцев после начала англо-польских переговоров и за 5 дней до нападения фашистской Германии на Польшу. По содержанию это соглашение значительно отличалось от декларации Чемберлена, оглашенной им в начале апреля 1939 г.
В соглашении говорилось, что если одна из договаривающихся сторон окажется вовлечённой в военные действия с какой-либо европейской страной в результате агрессии со стороны последней, то другая договаривающаяся сторона должна немедленно оказать ей помощь; так же поступят договаривающиеся стороны в случае прямой или косвенной угрозы независимости одной из договаривающихся сторон, если последняя окажет сопротивление вооружёнными силами.
Соглашение заключалось сроком на 5 лет. К нему был приложен секретный протокол, в котором уточнялись отдельные статьи соглашения (См. краткое изложение соглашения, «Правда», 27 августа 1939 г. Полный текст соглашения см. «Вlaubuch», док. № 19.) . Однако и в этом соглашении попрежнему отсутствовали какие-либо условия, определяющие меры конкретной помощи, которую Англия должна была оказать Польше. Правда, в четвёртом пункте соглашения говорилось, что «форма и методы применения обязательств по взаимной помощи разрабатываются компетентными военными властями договаривающихся сторон», но это не соответствовало действительности.
Как признаёт Дальтон, «это было враньё». «Ничего ие было установлено. Если не говорить о деталях, то, несмотря на мольбы со стороны Польши, никакой английской авиации, ни с английскими и ни с польскими летчиками, не было в Польше ни накануне, ни во время войны» (Ниgo Dalton, цит. соч., стр. 97.). Так и не было установлено, каким образом Англия конкретно собиралась помогать Польше.
После подписания соглашения с Польшей попытки сговора правительства Англии с правителями фашистской Германии не прекратились. Соглашение с Польшей по-прежнему нужно было английскому правительству лишь для того, чтобы ввести в заблуждение английский народ и воздействовать на правительство фашистской Германии.
27 августа 1939 г. послы Англии и Франции в Варшаве обратились к польскому правительству с новыми предложениями. Ноэль и Кеннард предложили Беку новую процедуру «разрешения» германо-польского спора по вопросу о положении немецких национальных меньшинств. Послы предложили произвести взаимный обмен населением. В пограничные области на период ведения переговоров предполагалось назначить так называемых «нейтральных» наблюдателей. Эти «нейтральные» наблюдатели должны были «исследовать вопрос о положении национальных меньшинств». По существу был выдвинут проект, который преследовал ту же провокационную цель, какую осуществили так называемые посредники во время гражданской войны и итало-германской фашистской интервенции в Испании, а в 1938 г.— в Чехословакии. Так называемые «наблюдатели» были пособниками германской агрессии. Несмотря на провокационную цель этого предложения, Бек согласился принять его.
28 августа английский посол в Варшаве Кеннард передал Беку ноту английского правительства, в которой по¬следнее настойчиво требовало, чтобы польское правительство ускорило начало непосредственных переговоров с правительством Германии. Английское правительство ещё раз обещало предоставить Польше «международные гарантии». И на этот раз польское правительство согласилось с английским советом. В тот же день, 28 августа, Бек направил польским послам в Лондоне и Париже — Рачинскому и Лукасевичу — телеграммы, в которых писал, что правительство Польши готово вести соответствующие переговоры с германским правительством. Он поручил послам выяснить, что подразумевало британское правительство под «международными гарантиями».
Даже реакционное польское правительство начало сомневаться в действенности англо-французских «международных гарантий», настолько к тому времени это понятие в англо-французском употреблении стало синонимом пособничества гитлеровской Германии и предательства по отношению к союзникам.
29 августа в Лондоне был получен германский ульти-матум Польше. В ответ на этот документ 30 августа вечером Галифакс направил телеграмму Кеннарду, в которой поручал ему предупредить польское правительство, чтобы оно не реагировало на провокации гитлеровцев в Польше. В тот же день, сразу же после получения в Париже сообщения о германских предложениях, Боннэ потребовал от польского посла, чтобы правительство Польши согласилось на переговоры с правительством Германии, т. е. на капитуляцию перед ним (G. Воппеt, цит. соч., стр. 325.).
Ночью 30 августа 1939 г., получив ответ английского правительства на предложение правительства фашистской Германии, Гендерсон посетил Риббентропа. Английское правительство снова выражало согласие на ведение польско-германских переговоров в ускоренном порядке. Гендерсон говорил, что правительство Англии «готово оказать воздействие на Варшаву»( «Вlаubuch», док. № 89). Риббентроп ответил, что английские предложения утратили актуальность. Гитлеровский министр держал себя нагло и вызывающе. Риббентроп заявил, что он согласен сообщить условия, которые будут предложены польскому чрезвычайному уполномоченному, если тот прибудет в Берлин, и затем скороговоркой прочёл эти условия. Риббентроп отказался дать Гендерсону прочесть документ, отказался передать копию его польскому послу. Только на следующий день вечером немецко-фашистское радио передавало содержание новых гитлеровских требований Польше. В них говорилось:
1. «Вольный город» Данциг немедленно возвращается Германии.
2. Вопрос о принадлежности Польского коридора решается плебисцитом.
3. В плебисците участвуют также все немцы, проживавшие на этой территории до 1 января 1918 г., а также родившиеся там и выселенные оттуда. Все выселенные из этого района немцы возвращаются с целью подачи голоса.
На время подготовки и проведения плебисцита эта территория становится под международный контроль и освобождается как можно быстрее от польских войск, полиции и польских властей.
4. Порт Гдыня остаётся под суверенитетом Польши.
5. Плебисцит состоится не ранее чем через 12 месяцев.
6. На этот период Германия получает свободный транзит через коридор с Восточной Пруссией.
7. Вопрос о принадлежности территории решается обычным большинством голосов принимающих участие в плебисците.
8. В случае неблагоприятного исхода голосования для Германии последняя всё же получает экстерриториальную полосу шириной в 1 км через Польский коридор («коридор через коридор») для строительства автострады и четырёхколейной железной дороги. В случае положительного исхода голосования для Германии Польша получает такие же права для связи с морем.
Пункты 9—16 касались будущего статута портов Гдыня и Данцига, а также положения национальных меньшинств.
Таков был тот ультиматум, который гитлеровское правительство собиралось предъявить польскому чрезвычайному уполномоченному. Нет никаких оснований считать, что гитлеровцы всерьёз собирались обсуждать с Польшей эти условия. Эти предложения были нужны правителям фашистской Германии в целях пропаганды, для того чтобы дать повод английским и французским мюнхенцам отказаться от их обязательств в отношении Польши. Было совершенно очевидно, что гитлеровцы вовсе не рассчитывают на возможность принятия их предложений. Немецко-фашистские агрессоры стремились немедленно приступить к расправе с Польшей.
Сразу после разговора с Риббентропом, в 2 часа ночи с 30 на 31 августа, Гендерсон в беседе с польским послом Липским охарактеризовал ультимативные условия гитлеровского правительства как приемлемые и предложил немедленно организовать встречу Рыдз-Смиглы с Герингом. Так как отсутствовала телеграфно-телефоная связь с Варшавой, Липский направил советника посольства Любомирского в Варшаву с сообщением о предложениях, изложенных Риббентропом.
В эту ночь (с 30 на 31 августа) польского посла в Берлине осаждали папский нунций, послы Венгрии, Румынии, Бельгии. Днём 31 августа к нему явился Далерус вместе с советником английского посольства Форбсом. Все названные выше лица требовали, чтобы Польша капитулировала и приняла гитлеровский ультиматум.
В ночь с 30 на 31 августа английский посол в Варшаве Кеннард передал Беку предложения правительства фашистской Германии (Leon Noel, цит. соч., стр. 445). Утром 31 августа французский и английский послы Ноэль и Кениард сделали совместный демарш польскому министру иностранных дел и потребовали, чтобы польское правительство немедленно дало положительный ответ на ультимативные предложения, переданные ночью Кеннардом.
В 12 часов 31 августа польское правительство дало правительству Великобритании ответ на эти предложения. Польское правительство соглашалось на непосредственные переговоры с правительством фашистской Германии на условиях, предложенных британским правительством. Правительство Польши соглашалось на основе взаимности дать гарантию, что польские войска не нарушат германскую границу. Оно предлагало создать в данный момент какой-либо modus vicendi (условия, делающие возможными временное соглашение между двумя сторонами) в Данциге.
---------------
Предисловие. Глава Первая
http://adamashek.livejournal.com/618619.html
http://adamashek.livejournal.com/618831.html
Глава Вторая
http://adamashek.livejournal.com/633047.html
http://adamashek.livejournal.com/633117.html
Глава Третья
http://adamashek.livejournal.com/674573.html
http://adamashek.livejournal.com/674998.html
http://adamashek.livejournal.com/675181.html
Глава Четвёртая
http://adamashek.livejournal.com/2017/05/24/
http://adamashek.livejournal.com/677019.html
Глава Пятая
https://adamashek.livejournal.com/747800.html
http://adamashek.livejournal.com/748094.html
http://adamashek.livejournal.com/748427.html
Заключение
https://adamashek.livejournal.com/749058.html
Tags: Германия, Польша, Россия, США, Украина
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments