adamashek (adamashek) wrote,
adamashek
adamashek

Categories:

Ф.Т. Фомин Империалистическая агрессия против Польши в 1939 г. Глава Четвёртая. Часть первая



Глава четвёртая

АНТИНАЦИОНАЛЬНАЯ ПОЛИТИКАПОЛЬСКОГО БУРЖУАЗНО-ПОМЕЩИЧЬЕГО ПРАВИТЕЛЬСТВАВ 1939 г.

Обострение германо-польских отношений вызвало беспокойство трудящихся масс Польши. Однако антинародное польское правительство продолжало обманывать польский народ, скрывать угрозу со стороны фашистской Германии и рекламировало англо-французские «гарантии». Правящая клика Польши стремилась использовать эти «гарантии» для внутриполитических манёвров. Польская официальная пресса стремилась убедить польский народ, будто правительство Польши оказало влияние на «изменение курса» внешней политики Англии. В газетах превозносился «поворот», который якобы произошёл во внешней политике Англии. Печатный орган правящего лагеря «Газета польска» усиленно подчёркивала, что так называемые гарантии носят обоюдный характер. «Это вытекает,— писала захлёбываясь от восторга газета,— из державного положения Польши как равного партнёра» («Gazeta Polskа», 7 апреля 1939 г.).
14 апреля «Газета польска» на первой странице поместила большую корреспонденцию из Лондона под названием «Революция в Англии». Автор статьи писал о том, что политика Англии, начатая подписанием декларации с Польшей, с английской точки зрения рассматривается как «открытый революционный разрыв с рядом давно установившихся традиций». Газета приводила выдержку из выступления по английскому радио обозревателя Войта, руководителя внешнеполитического отдела газеты «Манчестер гардиан». Он говорил, что «Польша после Германии и Франции является сильнейшей в военном отношении державой на континенте». Особенно восхищался польский официоз той ролью, которую обозреватель английской газеты отводил Польше в европейской политике.
Восхвалением своих мнимых «успехов» правящая клика 10 мая 1939 г. полуофициальное польское телеграфное агентство «Искра» подтвердило, что намёк в речи Бека касался германских предложений, направленных против СССР (См. L. B. Namier, цит.соч., стр. 133). Таким образом, с трибуны сейма Бек признал, что и после Мюнхена, когда над Польшей был занесён меч немецко-фашистской агрессии, польское и германское правительства вели переговоры о сделке за счёт СССР. В то же время, говоря о международном положении Польши, польский министр иностранных дел ничего не сказал об отношениях с Советским Союзом.
В опубликованном 5 мая 1939 г. официальном ответе польского правительства на германский меморандум от 28 апреля 1939 г. о расторжении германо-польского договора 1934 г. говорилось, что польское правительство готово к возобновлению переговоров с правительством Германии с учётом замечаний, сделанных в речи министра иностранных дел Бека и в ноте.

Выступление министра иностранных дел Юзефа Бека по поводу разрыва германией пакта о ненападении с Польшей.

Речь Гитлера от 28 апреля 1939 г. и ответ польского правительства от 5 мая 1939 г. подводили итог попыткам гитлеровской Германии принудить Польшу к капитуляции с помощью шантажа. Польское правительство шло на большие уступки, но, не получив от гитлеровцев реальных компенсаций за передачу Данцига и коридора Германии, оно не согласилось на полное удовлетворение их требований, а продолжало использовать вопрос о Данциге и коридоре для торга с гитлеровцами, требуя реальных компенсаций за счёт территорий СССР. Правящие классы Польши надеялись на помощь своих союзников — Англии, Франции и США. Они не желали считаться с тем, как поплатилась Чехословакия за свою доверчивость.
Политика сговора с гитлеровскими агрессорами была глубоко враждебна национальным интересам польского народа. Поэтому правящие буржуазно-помещичьи классы Польши всячески маскировали её. После разрыва фашистской Германией договора о ненападении такая маскировка стала особенно трудной. Всё яснее становилось, что гитлеровцы готовят агрессию против Польши. Однако вопреки воле народа и интересам страны лидеры санации не прекращали попыток восстановить контакт с гитлеровской кликой.
В середине мая 1939 г. к болгарскому послу в Варшаве Троянову явился заместитель министра иностранных дел Польши М. Арцишевский и просил устроить ему секретную встречу с германским послом Мольтке. С согласия Гитлера такая встрсча состоялась. Арцишевский просил Мольтке уведомить Гитлера, что Бек вынужден был 5 мая произнести свою речь «под давлением общественного мнения, но он по-прежнему верен Гитлеру». Сам Арцишевский сказал, что данная речь — «это только дипломатическая игра Бека» (Получив поздравительные телеграммы от ряда общественных организаций Польши по случаю этой речи, Бек воскликнул: «Ах, что заставляет меня делать эта польская голытьба с улицы!», и рвал приветственные телеграммы).
Мольтке холодно заявил Арцишевскому, что всё это не меняет сущности дела. Мольтке повторил требования гитлеровцев, предупредив, что Германия не откажется от Данцига.
Арцишевский снова с жаром начал просить гитлеровского посла передать в Берлин, чтобы там не придавали серьёзного значения последним внешнеполитическим маневрам польского правительства. Он сказал: «Польша делала далеко идущие уступки Германии и готова идти ещё дальше. Однако она не может полностью передать Германии экономического и политического господства над Данцигом. Польские государственныс деятели не могут пойти на это, не потеряв власти над своей страной» (L. B. Namier, цит. соч., стр. 174).
Арцишевский убеждал гитлеровского посла, что англо-французские гарантии Польше не внесли никаких изменений в отношения польского правительства с этими странами, что это не означает «какого-либо изменения польской политики в отношении Германии». «Если бы Польша,— говорил Арцишевский,— ...вступила в соглашение с Советским Союзом, то тогда и только тогда имелись бы основания для утверждения об изменении внешней политики. Но Польша отказывалась участвовать в такой комбинации в прошлом и продолжает делать это теперь» (Там же, стр. 175). Арцишевский уверял гитлеровского посла в стремлении польского правительства к союзу и дружбе с фашистской Германией. «Даже теперь Бек не потерял надежду на возможность дружественного урегулирования с Германией»,— говорил Арцишевский.
Мольтке в своём донесении от 23 мая 1939 г. в Берлин сообщал, что так называемый «поворот» в политике польского правительства, выразившийся в принятии английских «гарантий», произведён для обмана народных масс Польши, что в речи 5 мая Бек «вынужден был защищать чуждую ему политику» («Deutsches Weißbuch» № 2, док. № 216). Мольтке передал в Берлин заявление Арцишевского о том, что «Бек остаётся и теперь в сущности приверженцем старой политики, но если бы он продолжал открыто политику сотрудничества с фашистской Германией, то не мог бы удержаться у власти». (Там же).
Эта встреча не осталась секретом для англо-французских «покровителей» санационного правительства. Французский посол в Польше Ноэль записал в своих мемуарах: «Бек предпринял попытку начать переговоры с Германией тайно, не предавая их гласности» (Leon Noel, цит. соч. стр 361).
Таким образом, летом 1939 г. Бек и вся его клика по существу продолжали проводить прежний, прогитлеровский, антинародный курс. Но для того, чтобы удержаться у власти и довести до конца предательскую политику, Бек сказался вынужденным внешне демонстрировать «твердую» линию в отношении Германии.
Однако гитлеровцы требовали безоговорочной капитуляции, передачи Германии Данцига и коридора, чтобы вслед за тем захватить всю Польшу и создать плацдарм для нападения на Советский Союз. Польская антинародная правящая клика, хотя и желала продолжать сотрудничество с гитлеровцами, была не в состоянии выполнить все эти требования. Ввиду этого попытка польского правительства возобновить тесный контакт с заправилами гитлеровской Германии в мае 1939 г. оказалась безуспешной.
Несмотря на это, ослеплённая классовой ненавистью к Советскому Союзу санация тешила себя надеждой, что правительство фашистской Германии не рискнёт напасть на Польшу.
Т. Арцишевский, Пужак, Квапинский, Заремба — поддерживало в этом вопросе правящий, буржуазно-помещичий лагерь. Польские правые социалисты вместе со всеми буржуазными партиями Польши поддерживали политику правительства, направленную на отказ от получения помощи со стороны Советского Союза в случае гитлеровской агрессии. Правые лидеры ППС предпочитали отказаться от помощи СССР даже ценою потери Польшей национальной независимости в результате гитлеровской оккупации. Вкупе со всей мировой реакцией правые лидеры ППС стремились вызвать у польского народа чувства недоверия и вражды к Советскому Союзу. Вопреки фактам правые пэпээсовцы клеветнически обвиняли Советский Союз в затяжке англо-франко-советских переговоров и одновременно курили фимиам правительствам Англии, Франции, США, которые вели политику разжигания войны. После предоставления англо-французских «гарантий» Польше и разрыва германо-польского договора о ненападении правое руководство ППС перешло от замаскированной поддержки санации к открытому активному участию в осуществлении антисоветской политики.
Аналогичную позицию в этот период занимало кулацкое руководство партии «Стронництво людове». Особенное внимание лидеров этой партии было обращено на то, чтобы дезорганизовать и отвлечь трудовые крестьянские массы от борьбы за их социальное освобождение. Руководство людовцев вело борьбу за создание правительства так называемой «национальной обороны». Вернувшийся из эмиграции в начале 1939 г. лидер партии Витос в первых же своих выступлениях заявил, что сейчас не время ставить вопрос об удовлетворении крестьянских требований о земле, об облегчении налогового бремени и другие вопросы, кровно интересовавшие трудовых крестьян.
Кулацкие лидеры «Стронництво людове» — Витос, Ратай, Миколайчик, использовали усложнившуюся международную обстановку в целях дезорганизации крестьянского движения для прямого сотрудничества с антинародным правительством санации.
Они проводили политику защиты интересов буржуазии и кулаков, боролись против создания рабоче-крестьянского союза. Лидеры «Стронництво людове» вместе с правыми лидерами ППС в предвоенные годы спасали санацию
112
Бек и его клика были уверены, что буржуазно-помещичья Польша нужна гитлеровцам для
осуществления антисоветских планов. «Какой интерес для Германии воевать с Польшей? Верите ли вы, что Гитлер желает чего-либо подобного? Знаем, что он этого не желает. Он определённо желает Данцига, но он никогда не согласится уплатить такую цену за приобретение этого города»( Gregore Gafenco, цит. соч., стр. 56),— говорил Бек румынскому министру иностранных дел.
Польские правители усилили жестокие репрессии против всех, кто пытался противодействовать их реакционному внешнеполитическому курсу. 9 мая 1939 г. польский сейм принял закон о предоставлении президенту права в период между сессиями сейма издавать чрезвычайные декреты. Многие тысячи польских патриотов, не согласных с антинародной политикой правительства, подверглись преследованиям, ссылке, направлялись в застенки концентрационных лагерей «Бреста» и «Березы Картузской». В проведении террора против трудящихся правительство получило поддержку со стороны лидеров всех так называемых «оппозиционных» партий (ППС, «Стронництво людове» и др.)- После предоставления англо-французских «гарантий» лидеры этих партий заявили, что отныне основной вопрос, вызывавший расхождения между ними и правительством в области внешней политики, устранён.
Особенно усердствовали в поддержке реакционной внешней политики правительства верные лакеи польской буржуазии и помещиков — правые лидеры ППС. Они усердно пропагандировали так называемые англо-французские гарантии и политику правящей клики Польши, превратившейся в послушного лакея американо-англо-французского империализма.
События 1939 г. снова подтвердили, что главным в деятельности правых лидеров ППС в течение 20 предвоенных лет было «стремление ослабить тягу масс к борьбе за власть и поддержать правительство буржуазии и помещиков» (Boleslav Bierut, О рагtii, стр. 38).
Главным вопросом, служившим водоразделом между силами реакции и демократии, был вопрос об отношении к Советскому Союзу. Правое руководство ППС — от народного гнева (См. Fravciszek J ó zwiak (Witold), Ро1зkа рагtia Robotnicza w walce o wyzwolenia narodowe i spoleczne, W. 1952, стр. 23). Являясь агентами разведок империалистических держав, лакеями иностранного капитала в Польше, лидеры «Стронництво людове» вместе с правыми лидерами ППС продавали независимость Польши и свободу польского народа.
Другие многочисленные буржуазно-помещичьи партии Польши также направили свою деятельность на то, чтобы расколоть, парализовать активность трудящихся масс, выступавших против реакционного санационного режима.
Несмотря на предательство правых лидеров ППС и кулацкого руководства «Стронництво людове», трудящиеся массы Польши не прекращали борьбу против правительства, ведшего страну к национальной катастрофе.
Это был период героической борьбы трудящихся масс Польши против буржуазии и помещиков, против фашистской диктатуры санации. Эта борьба получила своё выражение в росте экономических стачек и массовых уличных демонстраций. В последние годы, накануне второй мировой войны, Польша занимала первое место в Европе по участию рабочих в стачечном движении (в отношении количества стачечников к количеству рабочих, занятых в промышленности) (См. там же, стр. 24). Этой борьбой трудящихся масс руководили коммунисты: они работали в профсоюзах и в других массовых организациях рабочего класса и крестьянства, руководили их борьбой против реакционного правительства. Коммунисты становились во главе масс в борьбе против угрозы гитлеровского нападения. Большой заслугой польских коммунистов является то, что они подготовили рабочий класс Польши к пониманию ведущей роли СССР в борьбе народов за их свободу и независимость. Они призывали польский народ к борьбе против режима санации и к союзу с братскими русским, украинским, белорусским и всеми народами СССР и в этой дружбе видели залог создания сильной независимой демократической Польши. В этот период в Польше было примерно 20 тыс. коммунистов, находившихся на свободе и действовавших в подполье. Примерно такое же количество коммунистов находилось в тюрьмах. Коммунисты ни на минуту не прекращали борьбы (См. В. Грош, У истоков сентября 1939 года, стр. 68). Коммунисты — политические заключённые в Серадзе, Равиче, Фордоне и в других тюрьмах вручили весной 1939 г. администрации декларацию, в которой требовали установления в Польше демократического строя, прекращения прогитлеровской политики санации, установления дружественных отношений с Советским Союзом. Коммунисты-политзаключенные требовали выпустить их на свободу для участия в отражении грозившего Польше гитлеровского нападения. Политическая декларация коммунистов стала достоянием широких трудящихся масс Польши. Она сыграла большую роль в разоблачении антинародной политики санации и мобилизации трудящихся масс на борьбу за независимость страны.
Героическая борьба польских коммунистов против наступавшего фашизма оказывала большое влияние на рабочих и крестьян — рядовых членов других партий. В рядах ППС происходила борьба левого направления, выражавшего взгляды рядовых рабочих против соглашательской, предательской политики правого руководства. Основной линией раздела между правыми и левыми в ППС было отношение к Советскому Союзу и к коммунистам. Несмотря на непоследовательность и колебания, члены левых групп внесли определённый вклад в дело разоблачения польской реакции.
В условиях жесточайшего полицейского террора, когда за малейшую критику действий правительства грозили арест и заключение в концентрационный лагерь «Береза Картузская», трудящиеся, руководимые коммунистами, изыскивали различные формы активной борьбы и выражения действенного протеста против существующего режима. Такими формами были антигитлеровские демонстрации, бойкот германских товаров, учреждений и предприятий, экономические стачки и политические манифестации.
Наиболее ярко антиправительственные и антифашистские настроения польских трудящихся масс выразились во время празднования 1 Мая в 1939 г. Правые лидеры центральной комиссии профсоюзов были намерены не допустить антиправительственных первомайских демонстраций. Но рабочие решили действовать. Несмотря на запрещение правительства и социал-предателей, на всех предприятиях Польши состоялись митинги, а на многих и стачки под лозунгом международной пролетарской солидарности и защиты страны от немецко-фашистской агрессии. В Варшаве состоялись массовые собрания рабочих; бастовали рабочие большинства предприятий. В Лодзи бастовали рабочие почти всех крупных текстильных фабрик. Во всех промышленных центрах Польши состоялись многолюдные митинги протеста против антинациональной, антинародной политики правительства.
Польские трудящиеся массы сознавали усиление угрозы со стороны гитлеровской Германии и были готовы бороться за независимость своей родины. Политика сговора с правителями фашистской Германии, капитуляции перед ними была чужда и враждебна польскому народу. Однако трудящиеся массы Польши в тех условиях оказались не в силах изменить внешнеполитический курс правящих классов. Предательская политика правых лидеров ППС и кулацкого руководства «Стронництво людове» и правительственный террор помешали создать единый фронт рабочего класса и трудящегося крестьянства для свержения антинародного режима санации и спасения польского народа от национальной катастрофы, к которой вели Польшу ее буржуазно-помещичьи правители.
Соответственно своей внешней антисоветской политике санация строила и свои военные планы. Подготовкой к войне в Польше руководил генеральный инспектор вооружённых сил, маршал Рыдз-Смиглы. Это был диктатор, который фактически возглавлял армию, ему подчинялся военный министр (генерал Каспшицкий) и начальник генштаба (генерал Стахевич). С началом войны генеральный инспектор становился главнокомандующим армией. В польской армии превозносился культ генерального инспектора армии. На самом деле Рыдз-Смиглы был бездарным шляхтичем, недалёким, ограниченным государственным деятелем, врагом трудового народа, предавшим интересы народа, страны.
Польша не имела разработанного плана обороны от нападения фашистской Германии. В 1937 г. одним польским генералом был разработан проект мероприятий по обеспечению польских войск на случай войны против Германии. Но Рыдз-Смиглы его отклонил, так как был занят планом подготовки войны против СССР.
Только в марте 1939 г., после гитлеровского ультиматума, польскому генеральному штабу были даны указания разработать мероприятия на случай войны против Германии. Разработка этих мероприятий до начала войны так и не была закончена.
Гитлеровская пропаганда перед началом и в ходе германо-польской войны 1939 г. пыталась доказать, что Польша якобы имела план больших наступательных операций, предусматривавший нападение с трёх сторон на Восточную Пруссию и захват её, наступление на Силезию и на Прусское Поморье. Такое утверждение понадобилось гитлеровской пропаганде для оправдания нападения на Польшу. Однако, как пишет полковник Горак, «эту версию, что война с Германией должна была носить наступательный характер при обеспечении с Востока, необходимо отбросить. С польской стороны не было никаких военных приготовлений и даже распоряжений такого рода.» (См. A. Horak, Edward Śmigly-Ridz, 1945, стр. 45).
Факты показывают, что польская правящая клика до последней минуты не верила в возможность нападения фашистской Германии на Польшу. Её порочный план обороны исходил из недоверия санационного режима к угнетаемым им народам и из враждебной позиции в отношении Советского Союза.
Так называемые военные мероприятия польского правительства в отношении гитлеровской Германии не преследовали цель серьёзного отпора фашистскому агрессору. Распоряжения о частичной мобилизации Рыдз-Смиглы отдал ещё в марте 1939 г., после гитлеровского ультиматума. Но это было сделано только с демонстративной политической целью, чтобы обмануть народные массы и использовать этот шаг для сговора с гитлеровской кликой. Как пишет полковник Горак, одновременно с официальной пропагандой польского правительства, спесиво провозглашавшего: «Мы сильны, сплочены, готовы, не позволим даже пуговки оторвать от нашей шинели» ширилась пропаганда тихая и наиболее сильная там, где она менее всего была к месту. Польских солдат и офицеров убеждали, что войны не будет, что военные приготовления проводятся лишь для того, чтобы Германия испугалась, отступила.
Несмотря на то, что правящая фашистская милитаристская клика Польши тратила на армию огромные суммы денег из государственного бюджета, польская армия не только по моральному состоянию, но и по вооружению и оснащению была на одном из последних мест среди армий европейских государств.
Высшее офицерство морально разлагалось, в армии процветала коррупция, генералитет обогащался за счёт народа и армии. «Ограниченность, эгоизм, лень, угодничество, жажда развлечений, денег, преувеличенная забота о своём здоровье составляли кодекс чести высших военных» (См. A. Horak, Edward Śmigly-Ridz, 1945. стр. 21). С началом войны правящая санационная буржуазно-помещичья клика Польши в генеральских и полковничьих погонах больше всего беспокоилась о своём имуществе; она использовала для эвакуации своих семей и имущества и без того малочисленную польскую бомбардировочную авиацию и самолёты Красного Креста и удрала за пределы страны.
Правящая клика Польши стремилась воспитать у личного состава армии враждебное отношение к своему народу, к трудящимся. Она часто использовала войска для разгона демонстраций рабочих и крестьян и для так называемых «пацификаций» — репрессий против белорусов и украинцев. Она насаждала среди офицеров и солдат бредовые фашистские, шовинистические взгляды. Многие офицеры были фашистами, разлагали и деморализовывали польскую армию.
Отсталая польская промышленность не могла обеспечить польскую армию вооружением и снаряжением, необходимыми для ведения современной войны. За период 1931—1938 гг. количество автомашин в Польше не только не увеличилось, а даже несколько уменьшилось — с 45 тыс. до 44 тыс. Автомашины в стране не производились, а ввозились в небольшом количестве из-за границы, в частности из той же фашистской Германии. В Польше имелось только 900 тракторов (по данным 1937 г.).
Продолжение http://adamashek.livejournal.com/677019.html
---------------------
Предисловие. Глава Первая
http://adamashek.livejournal.com/618619.html
http://adamashek.livejournal.com/618831.html
Глава Вторая
http://adamashek.livejournal.com/633047.html
http://adamashek.livejournal.com/633117.html
Глава Третья
http://adamashek.livejournal.com/674573.html
http://adamashek.livejournal.com/674998.html
http://adamashek.livejournal.com/675181.html
Глава Четвёртая
http://adamashek.livejournal.com/2017/05/24/
http://adamashek.livejournal.com/677019.html
Глава Пятая
http://adamashek.livejournal.com/2017/05/24/
http://adamashek.livejournal.com/748094.html
http://adamashek.livejournal.com/748427.html
Tags: Польша, Россия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments