adamashek (adamashek) wrote,
adamashek
adamashek

Как Никита Хрущев продавил решение о передаче полуострова от РСФСР Украинской ССР

Шестнадцатого марта 2014 г. состоялся референдум, провозгласивший Крымскую республику независимым государством. А 18 марта был подписан исторический договор о ее вхождении в состав Российской Федерации. Практически через 60 лет после передачи Крыма в состав Украинской ССР в 1954 г. он вновь стал частью России.
Сомнения в правомерности акта 1954 г. высказывались всегда, но с новой силой спор стал разгораться после распада СССР в 1991 г.
Согласно воспоминаниям главного редактора газеты «Правда» Дмитрия Трофимовича Шепилова идея передачи Крымской области Украине принадлежала первому секретарю ЦК КПСС Никите Хрущеву. «В Большом Кремлевском дворце шло одно из многочисленных совещаний по сельскому хозяйству, — вспоминал Шепилов. — За столом президиума находились все члены Президиума ЦК и Секретариата ЦК. В перерыве, как обычно, члены президиума и секретари собирались в двух комнатах… Обсуждались один-два неотложных вопроса. Вдруг Хрущев внес предложение: в связи с празднованием 300-летия передать Крымскую область из Российской Федерации в состав Украинской Республики. “От Крыма до России далеко, — сказал он. — Украина ближе. Легче будет вести всякие хозяйственные дела. Я уже кое с кем говорил на этот счет. У украинцев, конечно, слюнки текут, они будут рады-радешеньки, если мы им Крым отдадим. С Федерацией Российской тоже, я думаю, договоримся. Надо только обставить это все с умом: чтобы верховные советы обеих республик просили союзный Верховный Совет сделать такую передачу. А Ворошилову надо все это провести по-доброму через Президиум Верховного Совета СССР… Я думаю, возражений не будет?” Н. Булганин, А. Микоян, А. Кириченко, Л. Каганович и другие откликнулись возгласами: “Правильно! Принять! Передать!” И только стоявший у дверей в соседнюю комнату в ожидании какого-то телефонного разговора В. Молотов сказал, ни к кому не обращаясь: “Конечно, такое предложение является неправильным. Но, по-видимому, придется его принимать”» (Шепилов Д. Т. Непримкнувший. М., 2001. С. 304–306).
В тот период шла широкомасштабная подготовка празднования 300-летия воссоединения России и Украины. Естественно, в программу праздничных мероприятий входило проведение юбилейных сессий Верховных Советов РСФСР и УССР. Двенадцатого января 1954 г. за подписью ЦК КПСС были опубликованы «Тезисы о 300 летии воссоединения Украины с Россией», главной темой которых стали общность судеб и дружба двух народов. Однако подарок в виде Крыма, действительно, выделялся на фоне других мероприятий. Делал ли его Хрущев для того, чтобы загладить свою вину за массовые репрессии, организованные им на Украине, или для того, чтобы заслужить благосклонность украинской партийной элиты в условиях борьбы за единовластие, в общем, не важно, итог его предложения один: Россия теряла, а Украина приобретала.
Правда, сын Хрущева Сергей Никитич в интервью российскому телевидению 19 марта 2014 г. утверждал, что причина передачи Крыма — это строительство Северо-Крымского канала, требовавшее огромных финансовых вливаний, которые проще было осуществлять в рамках одной союзной республики, а совпадение с юбилеем случайность. Канал, действительно, был построен в 1961–1971 гг., причем подготовительные работы велись еще в конце 1950-х гг. Больше это похоже на попытку оградить отца от обвинений в «волюнтаризме». Воспоминания же Шепилова наглядно раскрывают этот «эпизод» как пример хрущевского субъективистского, произвольного подхода к решению государственных вопросов.
Двадцать пятого января 1954 г. на заседании Президиума ЦК КПСС под председательством Г. М. Маленкова был утвержден проект указа Президиума Верховного Совета СССР о передаче Крымской области из РСФСР в УССР. Пятого февраля Совет министров РСФСР принял постановление о «целесообразности» передачи и обратился к Президиуму Верховного Совета РСФСР с просьбой рассмотреть этот вопрос, что и было сделано в тот же день. Соответствующее постановление отправили на утверждение Президиума Верховного Совета СССР. Двенадцатого февраля Президиум УССР в связи с постановлением Президиума Верховного Совета РСФСР принял свой документ, где просил Президиум Верховного Совета СССР передать Крымскую область УССР. Наконец, 19 февраля состоялось заседание общесоюзного Президиума Верховного Совета, по результатам которого был подписан указ «О передаче Крымской области из состава РСФСР в состав УССР». Двадцать шестого апреля Верховный Совет СССР утвердил этот указ и принял на его основе соответствующий закон, а также постановил сразу же внести изменения в статьи 22 и 23 Конституции СССР. Из 22-й статьи было изъято упоминание о Крымской области как субъекте РСФСР, а в 23-ю, наоборот, было включено упоминание о ней как о субъекте УССР.
Дискуссия о законности передачи Крымской области, как правило, ведется вокруг действий Президиумов Верховных Советов республиканского и союзного значения. Противники указывают, что данные органы не имели права утверждать такой акт, так как это не входило в их полномочия согласно Конституции. Сторонники правомочности передачи Крыма Украине отмечают, что процесс проведения референдума не был четко описан в Конституции и те или иные территории передавались из одной республики в другую без него и ранее. И никого нарушение исторических традиций не волновало. Главными для высшего руководства были соображения сиюминутной политической выгоды. Например, 1920-1924 гг. часть земель Всевеликого войска Донского была передана в состав Украинской советской республики, несмотря на протесты местного населения против украинизации. В эти же годы из состава РСФСР в состав Белоруссии были переданы значительные части Могилевщины, Гомельщины и Витебщины. И таких примеров в истории СССР много. Последствия их дали о себе знать в конце 1980-х — начале 1990-х гг., когда на спорных территориях вспыхнуло множество межнациональных конфликтов.
Говоря о юридической казуистике, важно не забывать о сущности вопроса. Во-первых, решения верховных советов были предопределены: Хрущеву никто не возразил сразу, как только он поставил этот вопрос. Дальше закрутился отлаженный бюрократический механизм принятия решений. Согласие, полученное в кулуарах, было закреплено официально на заседании Президиума ЦК КПСС, его решения были руководством к действию, итог которого был известен заранее.
Высказывание мнения, отличного от мнения руководства партии, традиционно имело негативные последствия. Так случилось и в этот раз: первый секретарь Крымского обкома КПСС Павел Титов, который попытался возражать Хрущеву, был снят с должности в январе 1954 г.
Тем более никто не хотел слышать мнение рядовых граждан. В Верховный Совет долго шли письма, впоследствии изученные историком А. П. Мякшевым. Они свидетельствуют о несогласии с решением «о великодушном даре великого брата». В письме от 9 августа 1964 г. парламентариям задавался вопрос: «Как может Россия, имея самую лучшую, самую большую ценность, составляющую ее украшение — Крым, по территории превышающую Бельгию или Швейцарию, это целое государство — отдать... Как же могли подарить эту русскую драгоценность, русское достояние без ведома русского народа?» Сами авторы письма Н. Филиппова, Е. Бакунина, И. Хаипова отвечали на вопрос недвусмысленно: «Русский человек не мог подарить Крым. Это антигосударственный акт, направленный к опасной цели» — и предлагали отменить ошибочное решение.
В этот период в СССР активно пропагандировалась идея, что наличие национального самосознания — это проявление предрассудков, явление чуждое «советскому народу», который демонстрировал новую общность людей, созданную благодаря социалистическим преобразованиям. В Крыму начали переделывать вывески, вводить радиовещание, издавать газеты на украинском языке и т.д. При этом русских в тот момент было в Крыму 71,4%, а украинцев — 22,2%. Партийные руководители ожидали, что присоединение Крыма к Украине приведет к массовому переселению на полуостров украинцев, которые лучше умеют вести хозяйство в степных зонах. Однако эти расчеты не оправдались. По прошествии нескольких десятков лет русское население в Крыму сохранило свою идентичность: по украинской переписи 2001 г. на полуострове проживало 58,3% русских, 24,3% украинцев, 12,1% крымских татар. Новая перепись, которая прошла в Крымском федеральном округе с 14 по 25 октября 2014 г., показала, что русскими себя считают 68% крымчан, указавших свою национальность; украинцами — 15,7%; крымскими татарами — 10,6%.
Решение, принятое в марте 2014 г., свидетельствует, что жители Крыма даже спустя 60 лет продолжали считать себя частью России.
Анна Хорошова, кандидат исторических наук
Журнал «Живая история» №2(9) 2016 г.
Источник
https://www.sovrhistory.ru/events/special/57ff520462a2a00551ea469e
Tags: Крым, Россия, Украина
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments