September 30th, 2019

Варяг

Возвращение КРЕПОСТНОГО права на Украину, и освобождение "нашей" земли...

Ни для кого не секрет, что в кабинете Министров полным ходом идет подготовка нового трудового кодекса, в котором либерализуют (дискриминируют) права наемных работников.
Эти изменения безусловно коснутся абсолютного большинства граждан Украины, при чем самым худшим образом.

Мне почему-то казалось что проблемы на трудовом рынке Украины нужно решать, но их решили просто узаконить, дабы у работодателя была над наемным рабочим ПОЛНАЯ СВОБОДА ДЕЙСТВИЙ!!!

В Верховной Раде по факту НЕТ политических партий готовых реально защищать социальные гарантии общества, ни одной даже левоцентристской партии в парламенте не представлено. Все партии правые и ультраправые, под контролем олигархов миллиардеров.

Профсоюзы которые в теории должны защищать права рабочих, просто молчат, и НЕ делают никаких практических действий направленных на реальную защиту прав.

Закономерный итог, демонтаж социальных обязательств бизнеса, и принятие трудового кодекса с правами на уровне "крепостного права", с вариантом для граждан свалить за границу...

Варяг

«Теперь арабы наши хозяева». 30 лет назад массовые беспорядки привели к концу ГДР.



«Теперь арабы наши хозяева». 30 лет назад массовые беспорядки привели к концу ГДР.

58-летний Гюнтер Бауэр из восточногерманского города Хемниц (бывший Карл-Маркс-Штадт) с утра пьёт уже четвёртую кружку пива. Жена его давно бросила, дети сразу после школы уехали на заработки в западную часть Германии. 30 лет назад, когда в ГДР начались демонстрации и требования реформ, Гюнтер работал токарем на заводе. «Ты не представляешь, геноссе, какой рай нам обещали, — вспоминает он. — Все немцы станут братьями, мы вмиг разбогатеем, наступит всеобщее счастье. Мой завод закрылся, и я долго не мог найти работу: наше производство оказалось ненужным, прилавки завалили товарами с Запада. Теперь и вовсе нормально не устроиться, хотя пенсионный возраст в ФРГ — 65 лет. Все хорошие места уже заняты мигрантами, готовыми трудиться за два пфеннига». Год назад, после убийства жителя города приезжими из Сирии и Ирака, в Хемнице состоялись яростные манифестации против беженцев — в них приняли участие 40 000 человек. Через 30 лет после фактической смерти ГДР 60% жителей Восточной Германии ностальгируют по временам социализма (появился даже такой термин — «остальгия», от немецкого слова ost — Восток), а 40% молодых людей, родившихся в 90-е, считают ГДР «прекрасным государством, где не было никакой диктатуры».

«Хорошо жили при ГДР»

— Восточные немцы тогда были уверены: зарплата у них останется как при социализме, зато магазины будут как при капитализме, с множеством сортов колбасы, — улыбается последний коммунистический глава правительства ГДР, 91-летний Ханс Модров. — Да ещё и западногерманскую марку как валюту введут. А что теперь? В ГДР было 16,3 млн населения, в нынешней восточной части Германии осталось 14 млн — люди уехали на Запад, дома им не смогли предложить хорошую работу и зарплату: целые деревни опустели. Когда существовала Берлинская стена, все считали, сколько немцев из ГДР сбежало на Запад... Кто бы подсчитал, как они бегут сейчас.

Ханс Модров до сих пор уверен: Восточная Германия могла сохраниться: мол, сперва и речи не шло о прекращении существования ГДР. В 1990-м он предложил ФРГ и СССР план — сначала договор о содружестве, затем конфедерация, и только лет через пять — единое германское государство. Главный пункт — новая Германия обязана стать нейтральной, выйти из НАТО. Однако, по словам Модрова, Горбачёв решил иначе, поменяв свою точку зрения за 10 дней: экс-премьер прозрачно намекает, что Запад обещал Михаилу Сергеевичу кредиты, помощь в торговле и прочие радости. Правда, ничего из обещанного так и не выполнили (что уже норма). Разрыв в оценке прошлого между западными и восточными немцами увеличивается год от года. В берлинских магазинах популярна гэдээровская «фита-кола» (выпускается с 1960 г.), в супермаркете возле моей гостиницы народ расхватывает по акции восточногерманское игристое «Красная Шапочка».

«Я не считаю, что мы плохо жили при ГДР, — строго говорит мне дородная фрау Марта, загружая корзинку продуктами. — У нас были разрешены рок-группы, мы не селились в коммунальных квартирах, автомобили „Трабант“ стоили чуть дороже мотоцикла, — правда, очереди на покупку ждали годами, но это низкая цена за машину».

«Русские нас освободили»

Collapse )