September 6th, 2019

Новый день, новая утечка из Facebook, о которой сообщили аналитики из InfoWatch

Огромную базу персональных данных пользователей крупнейшей социальной сети обнаружил исследователь безопасности Саньям Джейн (Sanyam Jane). На незащищенном сервере хранились телефонные номера в связке с 419 млн учетных записей Facebook. Отдельные данные включали имена пользователей, половую принадлежность и страну проживания.

Оператора базы установить не удалось. Вероятно, она принадлежала одной из компаний, специализирующихся на сборе и анализе данных. После обращения Techcrunch к хостинг-провайдеру хранилище было оперативно переведено в автономный режим.

Почти треть найденных записей – около 133 млн – принадлежали пользователям Facebook из США. Также установлено, что 18 млн записей относились к резидентам Великобритании, а 50 млн – к жителям Вьетнама. Саньям Джейн также отметил, что в базе были контакты некоторых знаменитостей.

Ознакомившись с базой, в Facebook заявили, что в ней есть много дублей, поэтому реальное число пользователей, чьи данные оказались скомпрометированы, скорее всего, составляет порядка 200 млн.

По словам представителя Facebook, обнаруженный на открытом сервере набор данных является устаревшим. По-видимому, эта информация была собрана до апреля 2018 г., когда компания Марка Цукерберга отключила возможность поиска пользователей по номерам телефонов.

https://www.facebook.com/natalya.kaspersky/photos/a.1519975864956876/2377069372580850/?type=3&theater

В.МИЛОНОВ ПОТРАТИЛ ПОЧТИ 100 ТЫС. РУБ. НА СБОРЫ СВОИХ ДЕТЕЙ В ПРАВОСЛАВНУЮ ГИМНАЗИЮ

Депутат Госдумы от «Единой России» Виталий Милонов потратил на сборы своих детей в православную гимназию почти 100 тыс. руб. Об этом парламентарий сообщил Агентству городских новостей «Москва».

«У меня дети учатся в православной гимназии. Честно говоря, их сборы в школу как-то много стоят. Это адские расходы, потому что школьная форма шьется специально для гимназии. Она не очень дорогая, но нужно покупать два комплекта, потому что у меня сын уделывает эту форму за один день, а ее стирать особо нельзя. Что греха таить, собрать каждого ребенка в школу мне стоило где-то 30 тыс. руб. У меня трое детей в школе учатся. Но сама по себе школьная форма у нас скромная, это больше все ушло на рюкзаки и всякое прочее», - пояснил В.Милонов.

В семье политика - три дочери и трое сыновей, в том числе двое приемных детей - Петр и Дуня.
https://www.mskagency.ru/materials/2924501?fbclid=IwAR27yiz2PZIzOaJhBS_NxzfqjT1UIIIQLCr7sLNb6EQrZpHjIJa9Vdjhoec

Варяг

Андрей Марчуков: Русским надо поставить точку в гражданской войне 100-летней давности


Первая часть большого интервью с русским историком, публицистом Андреем Марчуковым, посвященного вопросу преодоления русскими народом внутренних расколов в условиях борьбы за свое будущее.

ИА «Новороссия»: Гражданская братоубийственная война – страшная трагедия для русского народа. Спустя 100 лет продолжают кипеть страсти в спорах условных «белых» и «красных». Почему русские сегодня возвращаются к, казалось бы, оставшемуся в прошлом противостоянию и кому это выгодно?

Андрей Марчуков: Гражданская война самая страшная из всех видов войн, потому что в отличие от «обычной» войны враг здесь не иностранцы, а соотечественники, люди одной крови, веры, культуры. Свои, которые перестали считать друг друга «своими». Брат стреляет в брата, сын идёт на отца. И оттого градус взаимной ненависти здесь гораздо выше, чем в обычной войне.

Поэтому гражданские войны очень разрушительны: для государственности, страны, общества. И одно из самых неприятных их следствий (а фактически и причин) то, что народ раскалывается на непримиримые лагеря. Когда проливается кровь, жажда отмщения и взаимная ненависть начинают расти как снежный ком. Но время – лучшее лекарство. Агрессия притупляется и даже начинается «реставрация» – обратные процессы в социально-политической сфере, новый режим меняется, иногда даже радикально. А раны затягиваются.

Как вы правильно заметили, со времени российской революции 1917 года и гражданской войны прошло уже 100 лет. Казалось бы, всё давно отболело, давно зажило и ушло в область истории – ведь сменилось несколько поколений. Гражданская война была открытой раной для современников и следующего за ними поколения: гибли родственники и близкие люди, разрушался привычный уклад жизни и т.д. Но для потомков это стало просто далёким историческим событием, к тому же, в народной памяти его заслонило событие гораздо более страшное и величественное – Великая Отечественная война.

Но в последнее время о революции и гражданской войне вдруг вспомнили и заговорили, притом не просто как о судьбоносном, но историческом явлении (не важно, оценивается ли оно позитивно, негативно или как данность), а как о чём-то современном, будто свершившемся вчера, а потому животрепещущем. И вспомнили отнюдь не только для извлечения надлежащих уроков. Всё как-то обострилось. И вот это действительно очень странно.

Collapse )

Обнародованы документы о противостоянии белорусских партизан и польского подполья

До исторического парада в Минске не дожили многие белорусские партизаны. Они умирали не только от рук гитлеровцев и полицаев, но и от польского вооруженного подполья, не смирившегося в 1939 году с вхождением западнобелорусских земель в состав СССР.



В советские годы ради дружбы с "народной Польшей" старались не афишировать эти сведения. Теперь архивные документы о трагических событиях опубликованы.

В марте 2019 года под редакцией руководителя Федерального архивного агентства Андрея Артизова вышел из печати уникальный том документов о событиях марта - августа 1944 года, включающий в себя множество неизвестных ранее подробностей об освобождении белорусских земель.

Почти 800-страничная фундаментальная публикация вобрала в себя 314 документов, значительный массив которых повествует о конфликтах советских партизан с польскими формированиями, связанными с эмигрантским правительством в Лондоне. Вот лишь несколько фрагментов из обширной справки, подготовленной для ЦК КП(б)Б за месяц до начала операции "Багратион", 24 мая 1944 г., и хранящейся в Национальном архиве Республики Беларусь. Политика польского подполья по отношению к белорусским партизанам была подчеркнуто доброжелательной только на словах:
Collapse )