April 17th, 2019

Ракетная подводная лодка США прибыла в Грецию в конце марта



https://www.military.com/video/us-guided-missile-submarine-arrives-greece-greece

Видео с замедленной съемкой подводной лодки класса USO Флорида (SSGN 728) класса "Огайо", стоящей у причала у причала НАТО "Марати" в бухте Суда, Греция, 14 марта 2019 года.
https://www.military.com/video/us-guided-missile-submarine-arrives-greece-greece

Ракетные подводные лодки класса Огайо (SSGN) обеспечивают военно-морской флот беспрецедентными возможностями для нанесения ударов и выполнения специальных операций с незаметной тайной платформы. Оснащенные тактическими ракетами и обладающие превосходными коммуникационными возможностями, SSGN способны напрямую поддерживать требования удара и сил специального назначения (SOF) боевого командира.

Ирина Александровна Антонова рассуждает о современном искусстве

«Я понимаю, что такое вал современного искусства. Вал не только по объему, но и по содержанию. Это огромный материал, за которым, несомненно, стоит вид какой-то достаточно креативной деятельности. Но в нем очень много спекулятивного, много продукции без какого бы то ни было знака качества. В этой области гораздо легче спекулировать, нежели в пределах законов и норм старого, классического искусства. Когда я говорю «старое», «классика», я имею в виду тех же Пикассо и Дали, классику ХХ века. Надо поставить вопрос: исчерпан уже язык пластических искусств или не исчерпан? Это первое. И второе: как определять, что такое искусство? Для меня совершенно ясно, что многое из современного творчества не может быть отнесено к категории искусства по тому же принципу, по которому мы определяем классику, в том числе ХХ века. На мой взгляд, признавая право этой продукции на существование (впрочем, она существует независимо от того, признаем мы ее или нет), ей надо дать определение. По-моему, она не имеет отношения к искусству, поскольку лишена, причем сознательно, эстетических критериев, даже критерия качества. Если мы связываем искусство с эстетическими критериями, то тогда эта продукция − не искусство. Или мы расширяем понятие искусства.



Collapse )

Врачи отсутствуют, SOR умирают, а долги больниц растут смертоносными темпами

Не только в России есть проблемы со здравоохранением. есть они и в Польше. Увы. Партии управления разные, а результат один. Но либеральные экономисты из одного центра, так что и всё остальное может быть похожим. Хотя лучше были бы похожи в лучшем.

Польские больницы все глубже и глубже погружаются в спираль долга. Согласно официальной информации Министерства здравоохранения, на конец 2018 года общий долг государственных больниц составил рекордные 13,7 миллиарда злотых.

Беспокоит не только сама сумма, но и темп роста долга. Получается, что в прошлом году общая сумма задолженности польских больниц и медицинских центров (около 520 государственных точек) увеличилась на целых 17%!

Dziennik Gazeta Prawna опубликовал несколько дней назад, в котором показано, что финансовое состояние государственных медицинских учреждений в нашей стране ужасное. Получается, что в конце 2018 года государственные клиники были в долгу на рекордную сумму в 13,7 миллиарда злотых.

Темпы роста долгов больниц очень тревожны. За прошедший год общая задолженность польских больниц и медицинских центров увеличилась на 2 млрд. Злотых, что в процентном отношении составило скачок на целых 17%! В этом контексте стоит напомнить, что темпы роста ВВП колебались всего около 5%.

Если мы добавим к проблемам растущей задолженности значительный дефицит врачей в нашей стране (все больше и больше врачей достигают пенсионного возраста и никто не может заменить их из молодого поколения), то окажется, что польская служба здравоохранения фактически умирает! Другие специализированные отделения закрыты или приостановлены (недавно во Влоцлавеке было принято решение приостановить работу отделения детской хирургии), и существует нехватка врачей для оказания неотложной помощи (более 200 000 Радому пришлось сократить свою деятельность из-за нехватки врачей) , Я даже не буду упоминать о многомесячных визитах специалистов.

Всего за 2018 год погибло 414 тысяч человек. Поляки. После окончания Второй мировой войны это был худший год с точки зрения количества смертей. К сожалению, есть много признаков того, что 2019 год будет еще хуже в этом отношении.

Collapse )