March 31st, 2019

Варяг

ЦРУ США безграмотно приглашает на работу русскоговорящих сотрудников


«Отдать долг родине» предлагает реклама по-русски прямо в вашингтонском метро

Знание хотя бы одного иностранного языка – почти всегда преимущество для соискателя рабочего места. Тем более, если речь идет о разведывательной службе.

Но американские Джеймсы Бонды, разместив в вашингтонской подземке рекламные билборды, приглашающие на работу владеющих русским, в очередной раз попали впросак, допустив в тексте грамматическую ошибку. Причем в родном, английском языке, не обратив внимание на единственное число подлежащего, стоящего в части простого предложения на русском.

В результате полный и дословный перевод фразы «Ваше владение иностранными языками are vitally important to our national security» звучит как «Ваше владение иностранными языками являются жизненно важными для нашей национальной безопасности».

Это не первая попытка ЦРУ привлечь на работу русскоговорящих сотрудников. Годом ранее рекламные растяжки, заказанные американской разведкой, появлялись в крупных американских городах. Кроме того, несколько разделов официального сайта ЦРУ также переведены на русский.

Судя по размещенной там информации, американская разведка испытывает кадровый голод в специалистах, владеющих русским, арабским, болгарским, тайским, греческим и другими языками. Претендовать на работу могут только граждане США.

Несколько лет назад на сайте израильской разведки «Моссад» также появилась отдельная страница на русском. Израильские разведчики приглашают «работать с нами или участвовать в нашей деятельности, получая при этом не только немалую личную пользу, но и возможность влиять на окружающую реальность».

Юрий Кублановский: «Либеральная интеллигенция не понимает страны, в которой живет»

Поэт Юрий Кублановский смолоду был диссидентом и либералом, а в зрелости стал придерживаться гораздо более патриотических взглядов. Это во многом закономерная эволюция для мыслящего русского человека. Сегодня Юрий Кублановский — не только своеобычный стихотворец, но и яркий публицист. Он активно высказывается на политические темы, участвует в теледебатах. Большой резонанс получило его открытое письмо Людмиле Улицкой — отповедь либерализму и русофобии. Только что поэт вернулся из Коктебеля, где был председателем жюри Международной Волошинской премии, — вот и повод, чтобы поговорить о вызовах, которые стоят перед Россией, о роли интеллигенции, ну и, конечно, о Крыме.

культура: Как это было — Ваш уход в диссидентство и последующее разочарование в нем?

Кублановский: Я родился в Рыбинске, отрочество пришлось на хрущевскую «оттепель». Мама была преподавателем литературы. Возможно, поэтому уже тогда я с жадностью читал и поэзию, и прозу, отечественную и зарубежную, выискивал в столичных газетах неизвестные имена. Прочитаешь, к примеру, интервью с Василием Аксеновым — и узнаешь, что были Кафка и Платонов... Подобно литераторам «оттепели», я в 14-15 лет стал противником культа личности Сталина. Но оставался убежденным ленинцем, считал, что во всем виноват Сталин, а первые большевики ни при чем. Но по мере погружения в русскую историю и культуру взгляды мои стали меняться. Много дала работа на Соловках после окончания искусствоведческого отделения МГУ. Там я узнал, что первый концлагерь был организован еще в1918 году. И там же осознал, как много дала нашей истории и культуре русская Церковь. Возможно, мне это открылось еще и потому, что среди моих предков были священники — заговорила генетическая память. Марксизм-ленинизм и диалектический материализм стали мне чужды, это атеистические и богоборческие теории. Тем более, было запрещено публично говорить о жертвах «до-сталинских» репрессий. Я воспринимал это как предательство российских мучеников. Тут, на рубеже 60–70-х годов подоспела самиздатовская публицистика Солженицына. Это было сочетание антикоммунизма с высоким накалом патриотизма. Вот таков генезис моего мировоззрения в ту пору. Его можно определить как либеральный консерватизм.
Collapse )
Командор

Дезертирам никто ничего не обещал



Это просто прелестно.
Военные, которые дезертировали из рядов венесуэльской Национальной Гвардии во время провокации с "гуманитарной помощью" на границе с Колумбией, жалуются https://mobile.twitter.com/ReporteYa/status/1107054047947837441, что они не получили обещанных денег и от них требуют выселиться из приютов в Какуте (местные власти дали им несколько дней на добровольное выселение, угрожая выселить принудительно), где их разместили после дезертирства, предлагая в качестве компенсации около 100 долларов.
«Мы здесь практически заперты, мы ничего не знаем о наших семьях, и УВКБ ООН сообщило нам, что мы проведем здесь еще всего три или четыре дня, а затем они дадут нам 300 тысяч песо, матрас, а затем мы должны искать, куда идти»
Заявляется, что якобы им обещали 20 или 40 тыс. долларов за "смелое решение вступить на путь борьбы с тиранией". В окружении Гуайдо заявляют, что никто им ничего не обещал и вообще все это "ложь преступного правительства Мадуро", чтобы опорочить "смелых военных", которые бежали из Венесуэлы по идейным, а не по материальным соображениям. При этом вопрос, кто должен предоставлять жилье и кормить дезертиров повис в воздухе. Митингующие в Колумбии дезертиры выступают "за диалог с президентом Гуайдо" для обсуждения вопросов жилья и денежного содержания. Некоторые из дезертиров уже откололись от основной группы и пустились во все тяжкие самостоятельного пребывания в Колумбии.

По сути, группа военных поверила обещаниям США и Гуайдо, что после прорыва "гуманитарной помощи" из Колумбии в Венесуэлу, "режим падет" и они смогут скоро вернуться, а также продвинуться по военной службе в знак благодарности "за поддержку демократии".
Но провокация, как мы знаем, провалилась.
Грузовики в Венесуэлу не пустили, а военные отказались перед ними расступаться под давлением "оппозиционеров" и мозгомойки "демократических" СМИ.
Сами машины с "гуманитарной помощью" были сожжены "оппозиционерами" с помощью коктейлей Молотова.
Банда из 200 наемников, которая должна была сопровождать грузовики в дело не вступила, потому что Колумбийское правительство в последний момент испугалось начала активных боевых действий на границе и заблокировало вооруженную провокацию, под предлогом того, что с ним слишком поздно все согласовывали.
Количество дезертиров из армии и национальной гвардии Венесуэлы оказалось не столь значительным, как ожидали США и развала управления войсками и погранслужбой не произошло, несмотря на митинги в приграничных городах, агитацию в СМИ и кулуарные посулы генералам.

В итоге, те дураки, кто поверил в посулы американцев и Гуайдо, оказались без средств существования и постоянного жилья на территории соседнего государства, а в своей стране на них заведены уголовные дела по обвинению в предательстве и дезертирстве.
Выступили на все деньги. На все 100 долларов и матрас.

За 20 лет до «Крымской весны»

Попалась статья, которая рассказывает. что происходило в Крыму в 1994 году.



В январе 1994 года на нашем полуострове бушевали политические страсти: в результате волеизъявления крымчан был избран свой президент, четко ориентированный на тесный союз с Россией. Тема дальнейшей судьбы Крыма, укрепления его государственности путем проведения референдума была ведущей в средствах массовой информации. «Евпаторийская здравница» регулярно отводила на своих страницах место для выступлений журналистов, политиков, читателей по этим волнующим всех вопросам. И нужно сказать, что газета не робела: критика недальновидной политики киевских властей звучала открыто. В подтверждение – статья журналиста Евгения Константиновича Новикова, опубликованная в «ЕЗ» 3 февраля 1994 года, то есть за 20 лет до возвращения Крыма домой – в Россию.



«А я в Россию, домой хочу…»
Послесловие к выборам

Так, на мой взгляд, сказало большинство жителей Крыма 20 января на избирательных участках. Да, у нас есть свой Президент – Юрий Александрович Мешков. Такой блестящей, уверенной победы не одержал в свое время даже Б.Н.Ельцин. Более двух третей голосов – это чего-нибудь да стоит.

Мешков, пожалуй, единственным из всех крымских политиков, появившись на симферопольском олимпе в 1991 году, не менял своих убеждений. Четкие и ясные цели программы – всенародный референдум, независимая Республика Крым, тесный союз с Россией и другими государствами СНГ. Все это не могло не привлечь внимания крымчан, оказавшихся чужими среди своих после спровоцированного распада Советского Союза.

1992 год показал, кто есть кто. Одни политики будоражили жителей полуострова, принимали замечательные документы, давали людям надежду, а потом… все свои замечательные решения отменили. При этом отчаянные крики крымчан под окнами Верхового Совета «Россия – Родина» пугали таких политиков гораздо меньше, чем во многом надуманная угроза из Киева. Другие политики, пусть и непрофессиональные, стали по другую сторону баррикад, т.е. на стороне рядовых граждан. Устраивали голодовки, собирали подписи и ценой невероятных усилий смогли сохранить остатки крымской государственности.

Collapse )