February 14th, 2019

Как Фейсбук превратился в главного цензора планеты

Самая крупная социальная сеть в мире объявила о создании еще одного «министерства правды». На сей раз бюро Центра по контролю за содержанием информации откроется в Прибалтике. Предполагается, что в нем будет работать 150 человек, владеющих всеми прибалтийскими языками. Местоположение – Рига.

В этом нет ничего удивительного или скандального. Среди социальных сетей Фейсбук имеет наибольший охват, его аудитория составляет около двух миллиардов активных пользователей. За тем, чтобы контент не входил в противоречие с законодательствами разных стран и внутренним этическим кодексом, следят порядка 30 тысяч модераторов, которые катастрофически перегружены. Еще в 2017 году британская Guardian писала, что на проверку обоснованности жалобы у модератора есть не более десяти секунд. Понятно, что с расширением географии нужда в новых сотрудниках возрастает. Это естественно.

Проблема, однако, заключается в том, что Фейсбук в последние годы превратился еще и в самого крупного цензора планеты, который действует беспощадно, выстраивая при помощи запретительных мер пространство единомыслия и благонадежности по ключевым проблемам мировой политики.

Мне эта ситуация хорошо знакома в связи с продолжающейся много лет дискуссией о войне на Украине. В этом споре модераторы однозначно встали на сторону украинских властей, поддержав их обвинения в адрес России. В 2018-м я пять раз уходил в месячный бан как раз из-за высказываний на тему военного конфликта. Результатом стало то, что я вообще перестал что-либо писать в Фейсбуке. Теперь я выкладываю лишь ссылки на свои статьи.

Более того, объем информации, собираемый сетью о своих пользователях, нельзя не назвать критическим. В него входят:

Collapse )

Джефри Сакс - создание класса «олигархов» в России было исторической и дорогостоящей ошибкой


Нам недавно вручили 138 место по Восприятию коррупции кого-то очередного Западного НКО. Предлагаю почитать как и при помощи кого зарождалась это новая система "коррупции".
Многие помнят имя Джефри Сакса - американского советника правительства Ельцина, его приглашал Гайдар вместе "поработать" над реформами в экономике. Хотя и не только его - с приватизацией Чубайсу помогал профессор Шлейфер . Сакс был свидетеля тех лет стоит почитать его интервью о том времени, хотя как лицо заинтересованное он может давать и относительные оценки.

Из интервью Сакса:
Я встретился с Явлинским и его командой, когда эта группа отправилась в США осенью 1990 года. Мы обсуждали практические возможности радикальных реформ в Советском Союзе. Я согласился оказать любую возможную поддержку. Поэтому моя начальная работа неофициально началась с экономических советников Горбачева в 1990-1991 годах, а затем была официально оформлена, когда я стал экономическим советником экономической команды Бориса Ельцина в декабре 1991 года...

Весной 1991 года я работал над гарвардским проектом под руководством Грэма Эллисона из Гарвардской школы государственного управления имени Кеннеди и Григория Явлинского, чтобы разработать пакет мер советской и американской поддержки демократизации и экономических реформ при поддержке большого вливание западной финансовой и технической помощи. Проект получил прозвище «Великая сделка" и небольшая книга "Window of Opportunity: The Grand Bargain for Democracy in the Soviet Union" была опубликована командой летом 1991 года. Моя оценка, которая стала несколько печально известной в то время, заключалась в том, что Советскому Союзу (а затем и республикам-правопреемникам) понадобится вливание западной помощи (которая рассматривается как гранты и весьма льготные кредиты) около 30 млрд. долл. США в год в течение пяти лет, или 150 млрд. долл. США в целом. Это все еще число, которое я бы одобрил. Увы, ничего подобного не произошло.
(Что такое 150 млрд. долларов? Россия в 2017 году держала американских долговых бумаг на 105 млрд долларов. За два десятилетия Россия списала почти 140 миллиардов долларов долгов небольшим странам. ТО есть 150 млрд долларов вовсе не огромные деньги. В 1994 г. после краха мексиканского песо правительство США, чтобы спасти мексиканскую экономику, сумело мгновенно найти 40 млрд долл. А военный бюджет США составляет - 725,5 млрд. Порядок цен , думаю, ясен.)
Дальше Сакс пишет: - "Михаил Горбачев был в контакте с Явлинским, когда тот был в Гарварде, надеясь, что великая сделка действительно может быть заключена. Горбачев на самом деле отправился на саммит G7 в Хьюстоне в поисках помощи . Он был классно отвергнут G7. ] Этот отказ в финансовой поддержке будет продолжаться даже после распада Советского Союза. Неспособность Горбачева выиграть поддержку «Большой семерки» подняла ставку в Москве и, вероятно, повлияла на время попытки путча против Горбачева в августе 1991 года."

Сакс не пишет, что у США уже были связи с Ельциным. Так что возможно, они нарочно устраивали недовольство. В другом месте Сакс говорил, что СССР Горбачёва "жил за счет крупных внешних заимствований, принимая на себя десятки миллиардов долларов внешнего долга, который достиг предела, и теперь кредиторы хотели вернуть свои деньги, не желая давать больше."

Сакс: В октябре 1991 года мне позвонили из Москвы и сказали, что Егор Гайдар может стать главой экономической команды Ельцина и что Россия начнет радикальные рыночные реформы с остальным Советским Союзом или без него. К этому времени, конечно, советское руководство потеряло всю власть и инициативу, и распад Советского Союза все больше ожидался. Администрация Буша, однако, все еще имела дело почти исключительно с советским правительством, по крайней мере, в экономической сфере. Между новой командой Гайдара и остальной частью мирового чиновничества практически не было контактов.
Гайдар попросил меня приехать в Москву, чтобы помочь с планированием экономических реформ. Прошло уже почти два года с того месяца, как начались реформы в Польше, которые в тот момент считались очень хорошими. Я мог бы дать уроки и выводы из польского опыта и, возможно, несколько советов, а также о том, как мобилизовать крупную западную помощь, как я добился успеха в случае с Польшей. Я стремился помочь. Разрушение системы советской эпохи казалось миссией великой моральной справедливости. Я, конечно, надеялся и скорее ожидал, что Россия почувствует волну восторга при новой свободе. В этом я несколько ошибся. Период восторга был удивительно коротким, а период политической вежливости был еще короче...

На встречах с Ельциным я изложил задачи реформы в том виде, в каком я их понимал (и в соответствии с соглашением с более широкой внешней консультативной группой).

Collapse )