January 8th, 2019

Почему Запад так отчаянно ненавидит Россию? Перевод с французского

Спасибо за новодку уважаемым людям. Хорошая статья


Сказки смешиваются с реальностью, и вымысел мастерски вводится в подсознание миллиардов людей во всем мире. Россия-огромная страна, фактически самая большая страна на Земле с точки зрения территории. Она мало заселена. И как написал один классик : « Умом Россию не понять. В Росссию можно только верить»

Западное сознание обычно не приемлет ничего незнакомого, духовного и сложного. Со « старых добрых времен », в частности со времен крестовых походов и чудовищных колониальных экспедиций во всех уголках мира , Запад рассказывает басни о « благородных деяниях», которые они совершали на разграбленных землях. Все должно было быть ясно и просто: " добродетель ные европейцы цивилизовывали дикарией и распространяли христианство, то есть на самом деле спасали эти темные бедные первобытные души. »

"Конечно, десятки миллионов людей умирали в этом процессе, в то время как миллионы других были закованы в кандалы и привезены в качестве рабов в « новые миры ». Золото, серебро и другие трофеи, а также работа рабов оплачивали (и все еще платят) все европейские дворцы, железные дороги, университеты и театры, но это было неважно, так как бойня была в основном чем-то абстрактным и далеким от гиперчувствительных глаз западной публики

Жители Запада любят простоту, особенно когда речь идёт об определении понятий "добра и зла". Неважно, что правда систематически искажается или даже полностью фабрикуется. Важно лишь отсутствие вины и самоанализа. Западные лидеры и их изготовители мнений прекрасно знают свои народы-своих "подданных" - и большую часть времени они дают им то, что те просят. Правители и те,кем они правят, обычно живут в симбиозе. Они постоянно жалуются друг на друга, но в основном имеют общие цели: жить хорошо, жить очень хорошо, пока другие вынуждены платить за это; своими богатствами, работой и часто кровью.

Collapse )
Варяг

Убивает не газ



Я работник газового хозяйства в Челябинской области. Никаких страшных «инсайдов» я рассказать не смогу, их попросту нет. А то, что хотел бы Вам рассказать, страшно как раз своей примитивностью. Со времен возникновения газовых хозяйств, поставленных СССР на службу обществу, они до сих пор продолжают в основе своей бороться с двумя сопровождающими «голубое топливо» опасностями. Опасности эти должны знать все, поскольку первичный инструктаж обязаны проходить все, хотя бы один раз за свою жизнь. Проходят ли? И это риторический вопрос. Эти две опасности — утечка самого «голубого топлива» CH4 – метана и его неполное сгорание с образованием угарного газа CO вместо довольно безопасного CO2. Оба газа CH4 и CO — без цвета и запаха, оба опасны при низких концентрациях.

Первый, метан, убивает так, как это происходило в Магнитогорске, Мурманске, Перми, Москве, Петербурге, список можно продолжать — достигнув НКПВ (нижнего концентрационного предела воспламенения), взрывается от открытого огня, либо электрической дуги в контактах выключателя, например освещения. Чтобы его «узреть», в него добавляют этилмеркаптан, тогда утечки начинают отвратительно пахнуть. Второй, угарный, убивает без шума и журналисткой «шумихи», но жертв его намного больше. Эти жертвы страшнее — угарный газ, нельзя «проявить» одорантом, начав распространяться он забирает первыми самых маленьких, самых беззащитных членов нашего общества, почти всегда забирает с семьями. На эти случаи не вылетает МЧС, выезжает только наряд милиции и скорая помощь. Роднит их, пожалуй, только то, что действовать оба начинают, по большей части, ночью.

Collapse )

Кого набирали в польскую армию Андерса во время войны

Климковский. " Я был адъютантом генерала Андерса"

...Затронули также вопрос призыва в армию, и тут Андерс выступил с весьма странной просьбой: не направлять к нему польских граждан из национальных меньшинств, прежде всего евреев, а затем украинцев и белорусов. Когда Евстигнеев заметил, что это вел польские граждане, и в польско советском договоре сказано о том, что в Польскую армию будут приниматься все граждане Речи Посполитой, Андерс ответил, что евреев так много, что они заполнят собою всю армию, их наплыв изменит характер армии. Перед войной в Польше евреев в армии было около трех процентов, а сейчас их насчитывается, вероятно, больше двадцати. Это он считает недопустимым. Далее он утверждал, что не уверен в украинцах, как будут вести себя они на фронте, опасается, что во время боя станут переходить на немецкую сторону. Могут вести враждебную пропаганду против Советского Союза, что потом отнесут на счет Польской армии. Одним словом, он как командующий хотел бы иметь с точки зрения национальной армию однородную, за которую он мог бы нести полную ответственность. Евстигнеев предложил Андерсу представить по этому вопросу свои соображения в письменном виде, поскольку он не уполномочен сам этого решать. Заметил, что подобные предложения могут в призывных комиссиях вызвать замешательство: они не сумеют объяснить польским гражданам, почему их не принимают в армию.
Вследствие такого выступления Андерса временно приостановили прием призывников: инструкции, направленные по этому вопросу призывным комиссиям, создавали возможность для больших злоупотреблений, насаждали в армии антисемитизм. Кроме того, таким выступлением Андерс разделил польских граждан на две категории, что с политической точки зрения являлось абсурдом, не говоря уже о том, что тем самым приток в нашу армию уменьшался на много тысяч человек.
Посол Кот, не знал существа вопроса, 8 февраля 1942 года, то есть спустя каких то две недели после упомянутого совещания, телеграфирует Сикорскому:

«Советы усилили свою подозрительность в отношении армии и мы чувствуем их желание искусственно ограничить приток солдат в армию...»

На основании инструкции Андерса некоторые офицеры (главным образом председатели призывных комиссий) издали приказы, запрещающие принимать национальные меньшинства в армию.