December 15th, 2016

Личные свидетельства из Алеппо

Это запись в ФБ была сделана отцом Владимиром Вигилянским. Опсаясьтого, что она пропадёт, делюсь её в ЖЖ, здесь хоть найти что-то можно.
В субботу после службы в храме Иконы Божией Матери «Знамение» на Шереметьевом дворе во время обеда познакомился с женщиной – беженкой из Алеппо. Она русская, вышла замуж за сирийца-христианина, который был в оппозиции к Асаду.

Мы разговорились. Вот, что она рассказала:

До 2012 года, когда начались боевые действия «оппозиции» с правительственными войсками, в городе было 45 христианских храмов и около 250 тысяч местных христиан – армяне, ассирийцы, католики, православные, марониты, халдеи и др. После 2008 года сюда эмигрировали десятки тысяч христиан из Ирака (в основном из Мосула).
Когда Алеппо заняли всевозможные группы, противостоящие Асаду (в том числе, ДАИШ), начались кровавые гонения на христиан, которые стали массово бежать из города. Именно тогда – в 2014 году – ее семья эмигрировала в Россию.
В Алеппо за эти годы было ввезено бесчисленное количество вооружения – из Турции, Арабских стран, Европы и США. По расчетам западной коалиции Алеппо должен был стать значимым противовесом Дамаску. Но после того, как ДАИШ подмял под себя все другие группы сопротивления правительству Сирии, такая военная помощь стала прямой поддержкой международному терроризму.
Сейчас там – в восточных кварталах – разрушены ВСЕ христианские храмы. Жители – в основном сунниты – почти полностью изменили свои взгляды на Асада и видят в правительственных войсках своих освободителей. Исключения составляют члены семей тех, кто вступил в отряды противников Асада.
Большинство молодых людей до 30 лет уехали через Турцию в Европу – всего около от полмиллиона до миллиона жителей.
Сейчас надежда у жителей Алеппо только на Россию. Именно она может навести порядок в стране, а также сдержать «кровожадное» окружение Асада.

Не знаю, как вам, но многие нюансы из этого рассказа мне помогли разобраться в той ситуации, которая сейчас наблюдается в Сирии.


На фото: Армянский храм 40 мучеников в Алеппо, разрушенный террористами.

Как спаивали русский народ...

Оригинал взят у oleg_sk_17 в Как спаивали русский народ...
ОБ ЭТОЙ ВОЙНЕ УМАЛЧИВАЮТ УЧЕБНИКИ

ОБ ЭТОЙ ВОЙНЕ УМАЛЧИВАЮТ УЧЕБНИКИ, хотя это была самая настоящая война, с орудийными залпами, погибшими и пленными, с победителями и побежденными, с судилищем над поверженными и празднованием одержавшими победу и получившими контрибуцию (возмещение убытков, связанных с войной). Баталии той неизвестной школьникам войны разворачивались на территории 12 губерний Российской Империи (от Ковенской на западе до Саратовской на востоке) в 1858 — 1860 годах.

Эту войну историки чаще называют «ТРЕЗВЕННИЧЕСКИМИ БУНТАМИ», потому, что крестьяне отказывались покупать вино и водку, давали зарок не пить всем селом. Почему они это делали? Потому, что не хотели, чтобы за счет их здоровья наживались откупщики — те 146 человек, в чьи карманы стекались деньги от продажи спиртного со всей России. Водку откупщики буквально навязывали; если кто не хотел пить, ему все равно приходилось платить за нее: такие тогда установились правила…

В те годы в нашей стране существовала практика: каждый мужчина приписывался к определенному кабаку, а если он не выпивал своей «нормы» и сумма от продажи спиртного оказывалась недостаточной, то недобранные деньги кабатчики взимали с дворов местности, подвластной кабаку. Тех же, кто не желал или не мог платить, секли кнутом в назидание другим.

Виноторговцы, войдя во вкус, взвинчивали цены: к 1858 году ведро сивухи вместо трех рублей стали продавать по десять. В конце концов крестьянам надоело кормить дармоедов, и они, не сговариваясь, стали бойкотировать торговцев вином.

Крестьяне отвернулись от кабака не столько из-за жадности, сколько из-за принципа: трудолюбивые, работящие хозяева видели, как их односельчане один за другим пополняют ряды горьких пьяниц, которым уже ничего, кроме выпивки, не мило. Страдали жены, дети, и чтобы прекратить расползание пьянства среди сельчан, на сходах общины всем миром решали: В НАШЕМ СЕЛЕ НИКТО НЕ ПЬЕТ!

Что оставалось делать виноторговцам? Они сбавили цену. Рабочий люд не откликнулся на «доброту». Шинкари, чтобы сбить трезвеннические настроения, объявили о безоплатной раздаче водки. И на это люди не клюнули, ответив твердым: «НЕ ПЬЕМ!»

К примеру, в Балашовском уезде Саратовской губернии в декабре 1858 года 4752 человека отказались от употребления спиртного. Ко всем кабакам в Балашове приставили караул от народа для наблюдения, чтобы никто не покупал вино, нарушивших зарок по приговору народного суда штрафовали или же подвергали телесному наказанию.

К хлеборобам присоединились и горожане: рабочие, чиновники, дворяне. Поддержали трезвость и священники, благословлявшие прихожан на отказ от пьянства. Это уже не на шутку испугало виноделов и торговцев зельем, и они пожаловались правительству.

В марте 1858 года министры финансов, внутренних дел и государственных имуществ издали распоряжения по своим ведомствам. Суть тех указов сводилась к запрету…ТРЕЗВОСТИ! Местным властям предписывалось не допускать организации обществ трезвости, а уже существующие приговоры о воздержании от вина уничтожить и впредь не допускать.

Вот тогда-то, в ответ на запрет трезвости, по России и прокатилась волна погромов. Начавшись в мае 1859 года на западе страны, в июне бунт дошел и до берегов Волги. Крестьяне громили питейные заведения в Балашовском, Аткарском, Хвалынском, Саратовском и во многих других уездах.

В Вольске. 24 июля 1859 года трехтысячная толпа разбила там винные выставки на ярмарке. Квартальные надзиратели, полицейские, мобилизовав инвалидные команды и солдат 17-й артиллерийской бригады, тщетно пытались утихомирить бунтующих. Восставшие разоружили полицию и солдат, выпустили из тюрьмы заключенных. Только через несколько дней прибывшие из Саратова войска навели порядок, арестовав 27 человек (а всего по Вольскому и Хвалынскому уездам в тюрьму бросили 132 человека).

Всех их следственная комиссия осудила по одному только показанию кабацких сидельцев, оговоривших подсудимых в расхищении вина (громя кабаки, бунтовщики не пили вино, а выливали его на землю), не подкрепляя свои обвинения доказательствами. Историки отмечают, что не зафиксировано ни одного случая воровства, деньги расхищали сами служащие питейных заведений, списывая пропажу на восставших.

С 24 по 26 июля по Вольскому уезду было разбито 37 питейных домов, и за каждый из них с крестьян взяли большие штрафы на восстановление кабаков. В документах следственной комиссии сохранились фамилии осужденных борцов за трезвость: Л.Маслов и С.Хламов (крестьяне села Сосновка), М.Костюнин (с.Терса), П.Вертегов, А.Володин, М.Володин, В. Сухов (с.Донгуз). Принимавших участие в трезвенническом движении солдат по суду велено было «лишив всех прав состояния, а нижних чинов — медалей и нашивок за безпорочную службу, у кого таковые есть, наказать шпицрутенами через 100 человек, по 5 раз, и сослать в каторжную работу на заводах на 4 года».


Всего же по России в тюрьму и на каторгу отправили 11 тысяч человек. Многие погибли от пуль: бунт усмиряли войска, получившие приказ стрелять в восставших. По всей стране шла расправа над теми, кто отважился протестовать против спаивания народа. Судьи свирепствовали: им велели не просто наказать бунтовщиков, а покарать примерно, чтобы другим неповадно было стремиться «к трезвости без официального на то разрешения». Власть имущие понимали, что усмирить можно силой, а вот долго сидеть на штыках — неуютно.

Требовалось закрепить успех. Как? Правительство, подобно героям популярной кинокомедии, решило: «Кто нам мешает, тот нам и поможет». Откупную систему продажи вина отменили, вместо нее ввели акциз. Теперь всякий желающий производить и продавать вино, мог заплатив налог в казну, наживаться на спаивании своих сограждан. Во многих селах нашлись предатели, которые, чувствуя за спиной поддержку штыков, продолжили войну против трезвости иными «мирными» методами…

Это глава из книги «Ты меня уважаешь?» саратовского краеведа, члена союза писателей России Владимира Ильича Вардугина. http://psifactor.info/ed/ob-etoj-vojne-umalchivayut-uchebniki.htm
Варяг

Итоги визита Порошенко в Польшу: конец стратегического партнерства из-за бандеризации?


В начале декабря Пётр Порошенко совершил визит в Варшаву, приуроченный к 25-летию признания Польшей независимости Украины.

На первый взгляд все прошло успешно. Было произнесено много речей о взаимной дружбе и стратегическом партнерстве. Министры обороны подписали межправительственное соглашение об усилении сотрудничества в сфере обороны. Глава минобороны Польши Антоний Мацеревич заявил, что его страна будет сотрудничать с Украиной в области разработки военной ракетной техники. А Пётр Порошенко похвастался в Варшаве недавними ракетными стрельбами возле Крыма, от которых, по его словам, украинские граждане испытали «драйв».

Стороны по итогам встречи также приняли общее совместное заявление, в котором призвали пересмотреть решение Еврокомиссии от 28 октября 2016 года, позволяющее «Газпрому» увеличить объемы поставок по газопроводу OPAL и высказали возмущение предстоящим строительством газопровода «Северный поток — 2». С точки зрения президентов Польши и Украины, это решение входит в противоречие с санкционной политикой Евросоюза, так как оно дает дополнительные денежные поступления в российский бюджет, и в то же время снижает доходы Украины от транзита газа. Помимо этого оно создает фундамент для строительства газопровода «Северный поток — 2», что, по их мнению, может привести к разрушению газотранспортной системы Украины.

По итогам переговоров в украинских СМИ вышли статьи с оптимистическими заголовками наподобие «Визит Порошенко в Варшаву подтвердил стратегический характер отношений».
Однако, несмотря на кажущееся полное взаимопонимание сторон, во время визита произошло одно событие, которое омрачило дружескую атмосферу переговоров и в будущем может испортить всю эту фальшивую польско-украинскую дружбу.

В ходе пребывания в Варшаве у Порошенко состоялась встреча с главой правящей партии «Право и справедливость» (ПиС) Ярославом Качиньским, который считается серым кардиналом в польской политике и является этаким кукловодом, дергающим за ниточки президента и премьер-министра Польши. После встречи пресс-секретарь клуба ПиС Беата Мазурек заявила, что Ярослав Качиньский «очень твердо поставил вопросы на исторические темы, признав решительное отмежевание Украины от преступлений УПА в качестве предварительного условия для сближения ее как с Польшей, так и с Европой».
Международные правозащитники снова соврали о ситуации в Крыму
Читайте также: Международные правозащитники снова соврали о ситуации в Крыму

А через день уже следом президент Анджей Дуда в интервью польскому телеканалу TVN24 заявил, «что условием того, чтобы наши отношения в будущем складывались как добрососедские не только на государственном уровне, но в первую очередь на уровне общества является то, чтобы мы взаимно жили в правде. Эта правда является очень тяжелой, особенно для украинской стороны, потому что она означает, к сожалению, признание правды о том, что произошло на Волыни». Президент отметил, что уже в течение длительного времени обращает внимание Петра Порошенко на то, чтобы украинские власти предприняли какие-либо конкретные действия. Анджей Дуда в качестве проблемы указал украинские законы, прославляющие некоторых из руководителей УПА, которые, по его мнению, являются преступниками. То есть, по сути, президент Польши заявил, что героизация бандеровцев на Украине является препятствием для развития добрососедских отношений между странами.

Стоит отметить: несмотря на то, что в июле этого года польский Сейм признал Волынскую резню геноцидом, до этого визита Порошенко ни президент Анджей Дуда, ни кто-либо членов польского правительства ни разу не выступали с критикой по поводу героизации УПА на Украине. Но сейчас, как мы видим, все неожиданно изменилось. Польские власти впервые открыто заявили, что бандеризиция Украины делает невозможным дальнейшее развитие польско-украинских отношений. Очевидно, что причиной такого поворота явилось широкое недовольство рядовых поляков продолжающимся сотрудничеством правительства Польши с бандеровским режимом в Киеве. Жители Польши уже давно открыто пишут в соцсетях, что «польское правительство лижет зад бандеровцам», а правящую партию ПиС называют «бандеровской агентурой».
[Spoiler (click to open)]


Если правящая коалиция только сейчас сделала предупреждение украинским властям, то оппозиционное объединение «Кукиз-15», представленное в Сейме, постоянно выступает с жесткой критикой политики руководства страны в отношении бандеровской Украины и, в частности, предлагает ввести уголовную ответственность за пропаганду бандеризма в Польше.

А буквально накануне визита Порошенко депутат Сейма и лидер оппозиционной партии «Народное Движение» Роберт Винницкий обратился в польский МИД с требованием возобновить торговые отношения с Россией. В письменном обращении Винницкий потребовал восстановить польским производителям доступ на российский рынок. Ведь, по мнению депутата, несмотря на заявления Украины о «российско-украинской войне», в российском городе Липецке продолжает работать принадлежащая президенту Украины кондитерская фабрика «Рошен».
Эффект санкций: иллюзии и реальность
Читайте также: Эффект санкций: иллюзии и реальность

Винницкий потребовал, чтобы дипломатия Польши добилась возврата польских производителей на российский рынок и функционирования их на тех же условиях, на которых там работает фабрика Петра Порошенко. По мнению депутата, является неприемлемым, что Польша теряет деньги из-за «российско-украинского спора». Винницкий призвал МИД Польши «либо возобновить торговые отношения с Россией, либо потребовать финансовой компенсации с Украины, президент которой имеет завод в России». Депутат также призвал к «оттепели» в отношениях между Варшавой и Москвой, особенно в свете победы Дональда Трампа на президентских выборах в США и возможной предстоящей «перезагрузки» отношений между Москвой и Вашингтоном.

Таким образом, польская оппозиция настроена к Украине еще более жестко, чем находящаяся сейчас у власти партия ПиС. Озвученные же Анджеем Дудой и Ярославом Качиньским для Украины требования «отмежеваться от преступлений УПА» являются для Петра Порошенко абсолютно невыполнимыми.
После Майдана преступная бандеровская идеология является официальной идеологией Киевского режима, и для Порошенко любая попытка отказа от нее чревата политической смертью. Поэтому «циничный Бандера» никогда не рискнет пойти на такой шаг.

Складывается ситуация, когда, с одной стороны, правящая польская элита требует от Украины отказаться от героизации УПА, а с другой — нынешнее украинское руководство совершенно не готово выполнить это требование. Следовательно, возникают неразрешимые противоречия, которые рано или поздно заведут в тупик польско-украинские отношения, и так называемому «стратегическому партнерству» Киева с Варшавой придет конец.

В последнее время в мире происходят стремительные политические перемены. Победа Трампа на выборах в США, приход к власти в Болгарии и Молдавии президентов, настроенных на сотрудничество с Россией, усиление евроскептических настроений в странах Западной Европы — все это уже вызывает в Киеве волну эмоций, сравнимых с паникой. А тут еще «главный адвокат Украины в Европе» подложил очередную свинью, потребовав от украинского руководства «отмежеваться от преступлений УПА». Таким образом, можно констатировать, что политическая обстановка в мире резко меняется в неблагоприятную для бандеровкого режима в Киеве сторону.

Источник