September 21st, 2014

Издатель Сытин о русском рабочем

Мемуарная литература давно считается наиболее интересной. Сейчас взялась читать Сытина, того самого который был владельцем издательского дела. Начинал с мальчика в лавке, а стал владельцем огромного дела. Привожу здесь его мнении о тех людях, которых он хорошо знал. Мне просто надоели хамские высказывания о моём народе "креативной интеллигенции" всё дело которой заключалось в разваливании, разворовывании или оправдывании этих преступных деяний.
Глава из книги И.Д. Сытина " Страницы пережитого" (Москва, Издательство "Книга", 1985 год, стр 232)


РАБОЧИЕ

Если бы иностранец спросил меня, что я думаю о русском рабочем и каково мое общее впечатление после 60-летнего знакомства с ра­бочей средой, я бы сказал:
— Это великолепный, может быть, лучший в Европе рабочий! Уровень талантливости, на­ходчивости и догадки чрезвычайно высок. Но техническая подготовка за отсутствием школы недостаточна и слаба. Но и при этом я беру на себя смелость утверждать, что это замечатель­ные умельцы.
У меня был опыт. Из-за отсутствия в России практических школ все рабочие, заня­тые в деле, учились тут же на фабрике, возле машины. И тем не менее все технические должности на фабрике замещались своими же людьми, приобретавшими необходимые позна­ния самоучкой. Во главе моей фабрики, кото­рая как-никак была самой большой в России и насчитывала сотни машин, стоял сын дворника, человек без образования и без всякой техниче­ской подготовки, В. П. Фролов.
Как он вел дело? Выше всякой похвалы.
Это был тончайший знаток дела, первоклас­сный техник, неутомимый, настойчивый, заме­чательный работник. Под его техническим ру­ководством работали две тысячи рабочих. Он умел находить в этой массе способных и талантливых людей, которые прямо «от сохи», через его выучку, занимали на фабрике самые ответственные должности, требующие от ра­ботника не только специальных знаний, но и высокого интеллектуального развития.
Всякий раз, когда я спрашивал Фролова, не нужно ли нам дипломированных техников, он возражал:
— А зачем? Свои ребята справятся...
Я отнюдь не придерживаюсь того мнения, что дипломированные техники не нужны на фабриках. Напротив, они нужны, как хлеб насущный, но я хочу только отметить необык­новенную талантливость русского рабочего и чрезвычайное обилие у нас самоучек. Ах, если б этим рабочим дать настоящую школу! Сколь­ко времени и сил тратят они на открытие уже открытого и на изобретение уже изобретенно­го! И как длинен, как мучителен путь всякого самоучки. Это я и по себе знаю, так как в типографском и издательском деле я ведь тоже самоучка, не знавший такой школы. Родители научили меня только читать и отдали на работу 12 лет от роду.
При нашей главной типографии мы в виде опыта основали школу технического рисования и литографского дела, и опыт превзошел самые смелые ожидания.
Организуя такое учреждение, мы хотели иметь постоянный приток грамотных в художе­ственном отношении молодых тружеников на поприще литографского производства. В этом направлении велось и преподавание. Но когда в 1905 году наша фабрика была сожжена, то на школу было возложено специальное поруче­ние— восстановить необходимые для самых ходких изданий (буквари, учебники, детские книги) старые рисунки, поправить фотографии сохранившихся отпечатков с погибших клише, а также приготовить новые оригиналы обло­жек, иллюстраций, заставок, алфавитов, за­главных букв и целые комплекты титульного шрифта. И школа с честью исполнила эту огромную и трудную работу.
Среди школьников были настолько талант­ливые мальчики, что приходилось посылать их в Московское училище живописи, ваяния и зодчества для получения высшего художе­ственного образования.
В последнее время перед революцией школа обслуживала многие отделения фабрики, по­ставляя туда самостоятельных специалистов— мастеров с художественной подготовкой.
Так, первый же опыт школы, и притом самый трудный, требующий творчества, вкуса и выдумки, дал прекрасные результаты и помог фабрике выйти из больших затруднений после пожара.
Как относились рабочие к своему делу и к обязанностям, которые на них возлагались? Честно относились. Старые россказни о том, что русские рабочие портят машины, являются на работу в нетрезвом виде и пропускают рабочие дни, надо отнести к области преданий.
Я и представить себе не могу, чтобы на фабрику рабочий пришел в пьяном виде. Это совершенно невозможный случай. Никогда не жаловались мы и на поломку машин и на небрежное отношение к машине.

-----------------------------------------------
Вот так вот было во время Сытина. А во время позднего СССР, возможно было по-другому. Но люди всё равно работали.