September 25th, 2013

Сказ про то, как Толокно с Верзиловым специально сдали в Киеве ментам другого акциониста

Главным событием либеральных СМИ за последнее время стало письмо на волю сидельцы на своём бунтующем месте Нади Толконо. Это вам не уничтожение какой-то Ран, террористы, убийства, насилия и кризисы, это письмо Пуси!!!
 Однако, эти СМИ как-то забыли рассказать публике о том, что пару лет назад Надя Толокно и  Верзилов сдали в ментовку другого блогера - Шитмана. Сдали специально, чтоб потом раздавать интервью и засветиться на публике. Это известная история в узких кругах ограниченнной тусовки.
 Не верите? А информации сколько угодно. История здесь - http://parapsicholog.livejournal.com/58708.html

Вор: Саша, если я что-то буду неточно излагать, меня поправит. Насколько я знаю, Шитмана позвала Надя-Толокушка. Они с Петром были рады, что нашелся известный блогер, который считает их авторитетными акционистами. Только Толокушка позвала Шитмана из Нюрнберга в Киев тайно от нас. И поставила в известность, только когда он уже ехал из киевского аэропорта в такси к нам на хату.
Блогер Шитман (Володарский), устроил у Рады трах на улице якобы против заседания комиссии по морали, где и был взят милицией. При этом, в отличие от других акций "Войны" Шитману специално сказали взять с собой паспорт, с которым он и попался. Теперь, надеюсь, Надежде понятно как сдавать других в ментовку.
Одной из ошибок Верзилова и Толоконниковой сами акционисты называют то, что они специально не позвали на акцию координатора всех действий группы Козленка, по сути – лидера группы, традиционно отвечающую на всех акциях за безопасность и беспалевность отхода, это явная интрига Петра и Нади против группы и явная провокация, направленная на сдачу Шитмана. Обычно участники выходок, проделав свои безобразия быстро скрывались с места событий, а тут Шитман  не получил должных инструкций, да ещё ждал помощи от Верзилова, который стоял с журналистами и помогать не собирался,  а затем ещё и радовался успеху акциии благодаря посадки активиста, о которой писали газеты.

Плуцер: Ты (Володарскому) остался на площади раздавать интервью, пока не приехал дополнительный наряд. Почему ты был так беспечен? Ведь сотрудники милиции, которые охраняли Верховную Раду, долго не вмешивались и были пассивны. Обо всем этом уже писала сама Юля (http://tisk.org.ua/?p=2352). Сначала милиция попыталась задержать Юлю, но ей на помощь пришла Катя. И, кстати, чем Катя занималась на акции?

Вор: Как мне передавали участники акции, Катя, документировавшая акцию на видео, по распоряжению Петра дважды уходила и снова возвращалась на место акции – чтобы доснять, как Шитмана принимают мусора на разных этапах. А Петр стоял около Шитмана и давал ей по мобилке распоряжения: «Кать, ты рано ушла, вернись еще раз и досними, как мусора его берут, а то в первый раз картинка не полной получилась». По мнению Петра, Шитман - лопух, с которым не нужно обсуждать аспект быстрого отхода с акции, а нужно использовать его как лоха. Менты бездействовали, и Юля, не столь очарованная Пером и Надей, именно так и поступила, она вырвалась и убежала. А наивный Шитман поглядывал на Петра, всерьез полагая, что это все еще запланированная часть их совместного общего действа и что он вот-вот придет к нему на помощь.


" Они с Надей просто сияли, оттого, что удалось посадить Шитмана. Все время после акции они интенсивно общались с прессой, правозащитниками и общественностью и получали свою порцию славы и извращенного кайфа. Они путают протестную деятельность с тусой и личным расслабоном."

"Козленок: И потом Петр сам же говорил постоянно о том, насколько выиграет акция, если и Шитмана, и девушку заберут. И тебя убедил в этом."

"Вор: А Петр осознанно сделал ставку на задержание Шитмана, распорядился им. Это ментовские приемы. И это недопустимо, когда протестный художник сам ведет себя как мент.

Володарский ( Шитман): Да. Но я сам все же обсуждал это с ними как маловероятный вариант, рассчитывая на помощь."

Вор: А потом, когда я прямо спрашивал: «Петя, в чем дело?», то он мне отвечал: «Лоху Шитману пойдет на пользу полгода в тюряге, долбоебизм надо лечить». Позднее Петр блокировал своевременную встречу отца с адвокатом от Хельсинской группы Зоей Шевченко. Потому что у Петра были твои личные вещи, в том числе германский мобильник, где был номер отца. И он никому не давал этот номер, хотя мы просили не раз. И заявил: "Я не буду встречаться с папой Шитмана, Господи упаси!". Вместо этого Петр взахлеб раздавал комментарии: «Сейчас родственники Шитмана могут только вредить. Не слушайте папу. Я уже написал Шитману записку, чтобы он не общался с отцом. Как всегда в таких ситуациях набегают родственники и начинают путать карты». Это породило массу проблем для тебя в плане работы с адвокатами. Все, что делал Петр, - противоречит принципам группы.

Козленок: Зачем он глумился над человеком, которого засадил? Мне кажется, что Петру и Надежде должны были сниться кошмары про Шитмана в камере.
Сам посаженный Володарский: - "Своим полуторамесячным пребыванием в СИЗО я обязан во многом тому факту, что в первые дни я не мог связаться с нормальным адвокатом. И это тоже заслуга Пети. Не знаю, какое участие тут принимала Надя.
Вор: О злом умысле Нади и Кати трудно что-то сказать, просто потому что они вообще не очень понимают, что делают. Вкратце, их позиция сводится к Надиной фразе: «Морали не существует, а на акции каждый за себя». Надя очень хочет иметь галочку в биографии: «состояла в радиальной арт-группе, членов которой сгноили тюрьме, но выжила». Надя людей от вещей не отличает, а это серьезно. Им дороже интервью в «Коммерсанте», где их упоминают, нежели Шитман или другой активист..."

Теперь прелести посадки она проверяет лично. Что называется - не рой яму другому.

"Плуцер: У Петра был какой-то план отступления с места, что является главным пунктом подготовки к любой акции по правилам Войны?

Володарский: Нет, никакого плана разработано не было. Наоборот, Петя дал крайне опасный совет - не упоминать политическую составляющую акции при задержании. Что и привело к возбуждению именно уголовного дела. Честно говоря, я не думал, что после акции он будет продолжать меня сливать и пустит дезу, что это их акция.

Вор: Все понимают, что это акция Володарского, но Петр с Надей хотели приписать акцию себе, тем самым еще раз обманув Шитмана, выставив его просто рядовым исполнителем их воли. А теперь все время пытаются выставить его еще и предателем. Хотя это именно Петр компенсировал слабые стороны акции, подготовку которой он провалил, скандалом с твоим арестом. Сдача тебя мусорам была его единственным шансом скрыть собственные косяки и получить максимальный пиар. Ему было просто интересно, что будет, когда после акции, внешне похожей на акции Войны, исполнителя забирают. На тебя ему было насрать. А на личные твои вещи он позарился – это факт. Я знал, что Петр ...удаковат, это все знают. Но я даже не мог предположить, как далеко он может зайти в своих провокациях.

Козленок: А после акции эти прямые организаторы и участники п.....ца для Шитмана были полны благородного гнева и планов мести Шитману. Они призывали отловить тебя, когда ты выйдешь, и избить за провинность против группы.

Вор: Петр предложил группе заманить тебя после освобождения в Москву и изувечить всей группой, сломать тебе пальцы, как это делают фашисты в роликах на ютьюбе. А ласковая Надя предложила еще тебя «изнасиловать страпоном в задний проход».

Короче, мало того что они предали своего же брата-акциониста в тюрьму, они ещё строили планы мести ему же. И ещё  прятали его вещи и телефон отца Володарского, что усложнила его дело. Стоит ли удивляться, что в конце концов в тюрьме оказалась и Надя Толокно?

Володарский: На самом деле меня мало волнует авторство акции. Тем более, что этот плагиат Петра был не единственной кражей. Петр сразу после моего ареста, украл еще и все мои личные вещи и наличные деньги. Ноутбук, кредитки, флешки, смартфон и многое другое. То есть вообще все, что у меня было с собой в Киеве. Большую часть удалось вернуть благодаря Адольфычу и вам, но часть исчезла навсегда.

...Тем не менее, он меня предал, а потом еще и ограбил.
Козленок: По результатам акции он придумал себе два оправдания: «в момент задержания Шитмана я общался с прессой, а про Шитмана забыл» и «я убегал от православных». Что за х....ня? Нельзя косячить с людьми, с которыми работаешь. На акции косяки превращаются в предательство.

Православные и здесь для Верзилова и Толоконниковой пугало и отмазка, которые должны были прекрыть их сдачу Шитмана в милицию и последующее воровство его вещей.

Вор: Я беседовал с Петром о ситуации 4 ноября. Вот что он мне сказал, вкратце. «Ни эта имитация акции перед Радой, ни последовавший арест Шитмана не проблема для меня. А если еще Шитмана и посадят - то это сумасшедшая тема. Круче Лоскутова! Это первый серьезный арест Войны. Два месяца в Лукьяновском централе! Он сидит не при путинском режиме, а в либеральной Украине. Шитман взрослый мальчик - и я не должен был его отбивать от мусаров, ведь и школьнику понятно, что их надо бояться. Шитман получил то, что к нему шло. Он хотел недорогой блогерской славы - вот она, с нашей помощью. Мы его планомерно вели на зону. Мы вытолкнули его голячком перед Верховной Радой. Теперь, небось, сидит в двенадцатиместной хате, сцена "Заехал фраер на тюрьму...". Скорее всего, его пытали». Вот так говорит Петр. И он, и его компания не видят тут особой этической проблемы. Их формулировка: «Шитман не маленький, знал, на что шел!» Что ж, пускай теперь Надя говорит себе эти фразы.

Ну и под конец цитат из поста Парапсихолога: - "Козленок: Меня больше всего смущает в этой паре, что они уже несколько месяцев подряд – лето и осень – не видят свою дочь Геру. Они ее сбагрили родственникам, чтобы не мешалась. Гере год и десять. Сейчас она учится говорить – но родители не рядом, не участвуют в этом процессе, не наблюдают, не общаются, им не интересно. Вместо этого они устраивают провокации, штампуют убогую вторичную чушь. С нулем фантазии, инновации, актуальности и смысла. Организуют публичные поебки всем желающим жж-юзерам с последующей сдачей юзеров мусорам. Помню, как они завидовали нацболам, у которых всегда есть, кого сдать ментам. По их мнению, если повязали, то, значит, будет, о чем прессе написать." Это для жалелок бедных девочек и деточек.