adamashek (adamashek) wrote,
adamashek
adamashek

Category:

Human Rights Watch Сороса лоббирует закон «о семейном насилии»

Human Rights Watch просит Валентину Матвиенко ввести уголовную ответственность за т. н. «домашнее насилие»



Директор Отделения Хьюман Райтс Вотч (Human Rights Watch) по Европе и Центральной Азии Хью Уильямсон направил открытое письмо председателю Совета Федерации Валентине Матвиенко с просьбой скорректировать проект закона «О профилактике семейно-бытового насилия» «в интересах приведения его в соответствие со стандартами Совета Европы и другими международными стандартами в области борьбы с домашним насилием». Обращение опубликовано на сайте международной организации.

«Мы приветствуем предпринятые Советом Федерации шаги по разработке проекта закона с привлечением независимых экспертов в области права и юриспруденции. Мы также признательны Совету Федерации за вынесение проекта закона на обсуждение профильных экспертов и общественности и, пользуясь предоставленной возможностью, вносим свои предложения», - пишут в Human Rights Watch.

«Как отмечается в недавнем исследовании, опубликованном Управлением ООН по наркотикам и преступности (УНП ООН), собственный дом оказывается «самым опасным местом для женщин»: большинство убийств женщин во всем мире совершается партнерами или родственниками. В прошлом году в мире было убито около 87 тыс. женщин, из них порядка 50 тыс., или 58%, - партнером или членами семьи. Таким образом, каждый час от рук близких лиц погибает где-то шесть женщин. Оценка масштаба проблемы домашнего насилия в России затруднена ввиду отсутствия профильной статистики», - сокрушается Хью Уильямсон.

Он сообщил, что в 2018 году организация по итогам собственного исследования опубликовала аналитический доклад «Я могу убить тебя, и никто меня не остановит», «обозначив основные проблемные аспекты российского законодательства и правоприменительной практики, а также судопроизводства и системы социальной поддержки, которые не позволяют властям обеспечивать защиту и помощь пережившим домашнее насилие. Доклад основан на интервью с пострадавшими, адвокатами, активистами за права женщин, должностными лицами, учеными и сотрудниками правоохранительных органов, и в нем детально анализируются факторы, мешающие пережившим насилие заявлять о нарушениях и получать помощь. К числу таких факторов относятся социальная стигматизация, неосведомленность о проблеме как таковой и о существовании служб по оказанию помощи, а также недоверие к полиции».

«Результаты нашего исследования свидетельствуют о негативных последствиях отмены в 2017 г. уголовной ответственности за первые побои в отношении близких лиц, поскольку при этом не были учтены фундаментальные отличия между насилием со стороны посторонних и домашним насилием: в последнем случае насилие часто имеет тенденцию к повторению, а пострадавшие, как правило, живут вместе с агрессором и находятся в финансовой или иной зависимости от него. При смешении этих двух ситуаций насилия также не учитываются психологические, эмоциональные и словесные издевательства и манипулирование жертвой, которые обычно сопровождают физическое насилие в семье. Профильные адвокаты и группы за права женщин отмечают, что агрессоры и до поправок 2016 и 2017 гг. нередко оставались безнаказанными, поэтому перевод первых побоев в отношении близких лиц в категорию административных правонарушений лишь добавляет им ощущения вседозволенности», - полагают в Human Rights Watch.

«В июле 2019 г. Европейский суд по правам человека в постановлении по делу Володина против России неоднократно ссылался на наш доклад и соглашался с нашими выводами, - напоминает международная организация. - Суд, среди прочего, признал общее "нежелание российских властей признавать серьезность и масштаб проблемы домашнего насилия в России и его дискриминационные последствия для женщин". Четверо судей сопроводили постановление своим особым мнением. Например, судья Пинто де Альбукерке высказался за то, чтобы суд делал больше "для искоренения гендерного неравенства, а вместе с ним и абсолютно позорных проявлений домашнего насилия"».

«Мы предложили российским властям ряд рекомендаций, включая необходимость принятия парламентом закона, в котором домашнее насилие было бы обозначено как отдельный состав преступления, подлежащий уголовному преследованию в порядке публичного/частно-публичного, а не частного обвинения. Мы также отметили необходимость введения в законодательство института охранных ордеров и рекомендовали правительству обеспечить доступность служб помощи для переживших домашнее насилие и обязать профильные правоохранительные органы систематически вести всеобъемлющую статистику», - говорится в обращении.

Международная организация призывает В. Матвиенко «включить в текущий проект закона всеобъемлющее определение домашнего насилия, включающее физическое, сексуальное, экономическое и эмоциональное насилие».

«Статья 2 текущего проекта закона содержит перечень лиц, которые могут считаться подвергшимися домашнему насилию. Это супруги, бывшие супруги, лица, имеющие общего ребенка (детей), близкие родственники, а также совместно проживающие и ведущие совместное хозяйство иные лица, связанные свойством. Однако отношения зависимости, которые образуют контекст домашнего насилия, также распространяются на партнеров, не состоящих в официальном браке, и на бывших партнеров, которые больше не живут вместе и не ведут совместное хозяйство. Во многих задокументированных нами случаях женщины подвергались существенному насилию со стороны партнера/бывшего партнера, которое в полиции не принимали всерьез в связи с наличием истории отношений между агрессором и пострадавшей. В силу этого действие закона также должно распространяться на бывших супругов и партнеров вне зависимости от факта совместного проживания и ведения общего хозяйства (как в упоминавшейся выше статье 3 Стамбульской конвенции)», - заявляют в Human Rights Watch.

Международная организация предлагает ввести в России «систематизированный порядок статистического учета домашнего насилия с разбивкой по возрасту, региону, виду насилия и степени родства/свойства между пострадавшей стороной и агрессором; обеспечить открытость и общедоступность всей информации; сделать сбор таких данных обязательным для профильных правоохранительных органов, таких как МВД, Генеральная прокуратура и СКР.

Ввести обязательное, специализированное образование/подготовку по вопросам профилактики домашнего насилия и реагирования на него для социальных работников, врачей, психологов, адвокатов и других профильных специальностей в соответствии с международными стандартами такой подготовки».

Human Rights Watch напоминает, что Россия и Азербайджан остаются единственными из 47 государств Совета Европы, которые не подписали и не ратифицировали Стамбульскую конвенцию.

Хью Уильямсон убеждает Валентину Матвиенко в том, что Human Rights Watch является некоммерческой неправительственной правозащитной организацией.

Из открытых источников известно, что основным источником финансирования организации являются частные пожертвования, преимущественно американские. Например, 3 миллиарда рублей выделил известный спекулянт миллиардер Джордж Сорос.

Этот деятель не впервые обращает свое внимание на Россию. В 2017 году Сорос передал $18 млрд. фонду Open Society Foundations («Открытое общество») якобы на благотворительные цели. Православная общественность тогда предположила, что в действительности американский спекулянт выделил столь большую сумму не для благотворительности, а для финансирования майдана в России.
https://www.livejournal.com/update.bml
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments