adamashek (adamashek) wrote,
adamashek
adamashek

Categories:

При жизни Менделеева травили свободоторговцы за протекционизм



В 19 веке в 70—80-ые годы идея "свободной торговли" тоже господствовала и не допускала иных взглядов. Поборников протекционизма травили и преследовали, как например нашего известного учёного Д. И. Менделеева. Он выступал с пропагандой протекционизма, был обвинён в том, что его подкупили промышленники, не выбран в Академию и лишён кафедры.  Конечно,  его травили в прессе. Тогда Витте писал: - «все стояли за свободу торговли и считали, что этот закон о свободе торговли так же непреложен, как закон мироздания, систему же таможенного протекционизма считали гибелью для государства».
Поэтому переход к протекционизму, встречавший столь сильное сопротивление, по словам Витте, «мог сделать один Император и притом Император столь твердый… каким был Император Александр III». Он также писал, что «именно благодаря Императору Александру III, Вышнеградскому, а затем, в конце концов, и мне — удалось привести финансы в порядок; ибо, конечно, ни я, ни Вышнеградский не могли бы удержать всех порывов к бросанию зря направо и налево денег, добытых кровью и потом русского народа, если бы не могучее слово Императора Александра III-го, который сдерживал все натиски на государственную казну».
С 1867 года Менделеев состоял членом Комитета Общества для содействия русской промышленности и торговли — первого всероссийского объединения предпринимателей.

В своих работах «Письма о заводах», «Толковый тариф…» Д. И. Менделеев стоял на позициях защиты русской промышленности от конкуренции со стороны западных стран, связывая развитие промышленности России с общей таможенной политикой. Учёный отмечал несправедливость экономического порядка, позволяющего странам, осуществляющим переработку сырья, пожинать плоды труда работников стран-поставщиков сырья. Этот порядок, по его мнению, «имущему отдаёт весь перевес над неимущим».
Так Дмитрий Иванович написал ещё работы «Оправдание протекционизма» (1897) и три письма Николаю II (1897, 1898, 1901) так же об этой проблеме.
Менделеев был привлечен к разработке таможенного тарифа министром финансов И.А. Вышнеградским не позднее сентября 1889 г.. Доказывая историческую необходимость индустриализации в России, он указывал на таможенный тариф как на одну из мер поддержки отечественной промышленности. Современники и исследователи отечественной экономической истории не без оснований называли тариф 1891 г. «менделеевским».

В статье «Оправдание протекционизма» (1897) Менделеев предостерегал от узкого понимания покровительственной политики и сведения ее только к одним таможенным пошлинам. По его мнению, «протекционизм подразумевает не их только, а всю совокупность мероприятий государства, благоприятствующих промыслам и торговле и к ним приноравливаемых, от школ до внешней политики, от дороги до банков, от законоположений до всемирных выставок, от бороньбы земли до скорости перевозки… Он обязателен и составляет общую формулу, в которой таможенные пошлины только малая часть целого». В статье получила развитие и другая основополагающая идея Менделеева — признание необходимости активного воздействия государства на экономику. Ученый подчеркивает, что государство обязано возбуждать, содействовать и охранять промышленность и торговлю своей страны всеми возможными способами. Годы, прошедшие после принятия тарифа 1891 г., по мнению Менделеева, показали правильность избранного курса в таможенной политике: тариф не уменьшил ввоза, таможенные доходы возросли, а вместе с ними возросли и общие доходы государства.

"За пять лет до 1891 г., т. е. в 1886 г., русская добыча чугуна не превосходила 32 млн пуд., а через пять лет после тарифа, т. е. в 1896 г., достигла 97 млн пуд., и если при таком быстром росте цены не упали, то лишь потому, что вместо прежних 60 млн пуд. начавшая разживаться Россия стала спрашивать ныне по 150 млн в год и нашла для того деньги, — хоть чугун и не подешевел. Так почти и во всем другом, о чем подумали в тарифе 1891 г., замечается быстрый рост и успехи явные. Одних новых промышленных компаний в прошлом году разрешено на 200 млн руб. Нижегородская выставка воочию показала, какие скорые и важные шаги сделала наша промышленность в период действия протекционных мер ...

Система протекционизма, у нас начатая лишь в прошлое царствование, очевидно, подняла Россию в ее внутренних и внешних отношениях, пробивает путь к Востоку, отворяет двери истинному, жизненному просвещению и, конечно, позволит широко развернуться русскому гению, увеличивая народные достатки, как видно хотя бы из возрастания вкладов в сберегательные кассы.
А в чем, кроме будирования, состоит система наших фритредеров, — искал и не нашел, спрашивал и не слыхал, а потому думаю, что ее и нет, есть только старое — авось и небось."

В своих работах Менделеев относительно свободной торговли употребляет занятное слово - фритредерство, вместо "свободы торговли". И пишет, почему он говорит именно так: - "Свобода в торговой политике сбивает многих; кажется, что дело идет о «свободе» вообще, а ей привычно поклоняться и завидовать. Только в указанном-то разноречии не о ней идет дело, оно совершенно в ином.
Так, в Бразильской республике, при всей свободе в генеральских пронунсиаменто и при полной почти свободе от каких-либо внутренних государственных налогов (какой еще иной свободы станут спрашивать?), таможенные пошлины (в 1896 г. 258 млн мильрейсов) составляют 95 % от ценности ввоза (на 271 млн. мильрейсов) и 78 % от общей суммы государственных доходов (331 млн мильрейсов в 1896 г.). Как только дали Канаде, Австралии, Новой Зеландии, Индии и некоторым другим колониям Англии свободу управляться своими местными парламентами, так они тотчас и стали вводить большие таможенные оклады, защищая ими зародыши своей местной промышленности даже от своей метрополии, и успеха достигают —богатеют. Словом, между «свободой» вообще, в ее обычном смысле, и «свободной торговлей» нет ни малейшей внутренней связи, и даже есть известная степень противоречия, которое становится видимым, когда сопоставить три названия: свобода личная — понятие обычное для «свободы», свобода торговли, или фритредерство, и свобода народов — лозунг протекционизма. Тут уже и видно, как понятие о патриотизме присоединяется к разноречию фритредеров и протекционистов, но об этом потом, когда-нибудь. "
В " Оправдание протекционизма" Менделеев говорит, что к протекционизму подвигло Россию не что иное как бедность людей.
"Беднота народа, экономическая зависимость от других стран и финансовые недочеты, покрываемые нараставшими долгами, а особенно эти пошлины на наши хлеба — заставили кончить с фритредерским опытом. Конец настоящий настал, однако, лишь в конце 80-х годов [...] и выразился в протекционном таможенном тарифе 1891 г."
Теперь опять мы видим пошлины, но уже не на хлеб, а на другие товары. так от чего у нас так много поклонников "свободы торговли", когда это всего лишь идеологическая обманка о которой известно ещё с 19 века?
Эту обманку разоблачал наш дорогой Дмитрий Иванович так: -
"Поэтому на английское фритредерство должно смотреть как на вариант протекционизма, т. е. как на политику, назначенную для покровительства английской промышленности и торговле. Так и повсюду: одни товары впускают беспошлинно, другие — с таможенными сборами. Вообще чистой фритредерской системы, стройного и последовательного ее применения не существует; существование ее даже немыслимо при современном государственном строе жизни людей."

Чего ж опять купились, только ли от того, что в школе это не учили? Или же сладко примазываться к господствующей теории, лишь бы не травили? Или же опять бегство а Англию с миллионами чужых денег - лучший способ избежать ответственности? Но в Англии то кого отравят, то на галстуке повесят, то просто деньги начнут "проверять" и не факт что они там у кого останутся.
Не лучше ли богатеть вместе с народом и жить спокойно и честно? Именно протекционизм, вкладывание в своё и даёт такие результаты. Много ли вы знаете фамилий наших фабрикантов сваливших на Запад до и после революции и до сих пор ведущих дела? Возможно я таких не могу вспомнить, но вспомните вы, так будьте любезны приписать по материалом.

Современные фритредеры застигнутые врасплох продолжением холодной войны даже контрсанкции пытаются сделать настолько для России не выгодными, чтоб каждый сказал - "А, зачем нам такие контрсанкции". Горбачёв так антиалкогольную компанию делал. Хорошо, что появился наш сыр в магазинах, но а где остальное? У нас оказалось, что из Марокко и Бразилии везут малину и чернику, а из Израиля редис - ну не смешно ли и не предательство ли продать колхозный рынок, отнятый у местных людей обманом и силой?
Недавно обсуждались контрсанкции, которые должны были запретить иностранные лекарства, а почему тогда не обсуждается запрет отравляющий веществ, типа иностранного алкоголя, сигарет и кальянов?

Остаётся только думать, что это делается только исключительно для того, чтоб похоронить идею об контрсанкциях и возможном протекционизме. Но ведь колониальное чиновничество не может мыслить себя в другом контексте как только подобными своим хозяевам оттуда, а жить по иному у них боюсь в голове не умещается. В отличие от наших замечательных учёных, таких, каким был Д.И. Менделеев и многие другие замечательные деятели прославившие  Россию. Прославаших, а не ославивших.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments